WoD: New Orleans - Здесь можешь быть ты!
Wod: New Orleans - И ты!
WoD: New Orleans - И даже ты.
WoD: New Orleans - Да, да, я о тебе сейчас говорю.



WoD: New Orleans

Объявление







Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WoD: New Orleans » Маги » Традиции


Традиции

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Легко быть другим, когда рядом есть такие же другие. И маги тут не исключение. Маги, что объединились по принципу общих магических взглядов, основали свои организации и общие системы магии. Из этого фундамента выросли магические Традиции. У Традиций, конечно, бывали разногласия относительно теории и стиля, но они осознали, особенно в последнее время, что работать вместе, пусть даже и внешне, против сил, разрушающих магию и легенду — гораздо эффективнее.

Совет Девяти, в который входит по одному представителю каждой Традиции, служит центральным управляющим органом Традиций. Задачи Совета — управлять действиями Традиций как целого, быть службой внутренней безопасности для магов, а также следить за благополучием магов и Спящих. Вообще, Совет мало влияет на повседневную жизнь среднего Традиционалиста. Его мнение и требования отдельным личностям обычно передаются. А текущие нужды исполняются небольшими группами последователей, обучаемых магами, близкими к Совету.

На индивидуальном уровне Традиции служат множеству целей в жизни мага. Традиции помогают магу учиться, обеспечивают его моральной и магической поддержкой и позволяют ему понять и определить систему его убеждений. Маг Традиции также может считаться частью группы людей, которые помогут ему и обеспечат убежищем в проблемных ситуациях. С другой стороны, Традиции, как правило, ожидают от своих членов ответных услуг.

В нашем веке Традиции придерживаются различных магических систем, унаследованных от множества культур и народов. Однако все они верят в важность сохранения магии, и необходимость дать Спящим шанс выбрать магический мир. От высочайших столпов Традиции, предающихся размышлениям в Сферах Горизонта, до отдельных учеников, мечтающих о лучшем мире, Традиции защищают вселенную, где люди могут верить в чудо, мистику и духов. У Союза Технократии нет нужды в таких странных вещах, а Массы решили жить в безопасном и постоянном мире.

Однако не все маги решили присоединиться к Традициям. Некоторые предпочитают работать и жить сами по себе, изыскивая решения своих проблем и празднуя успехи в одиночку. Эти Сироты не получают преимуществ принадлежности к единой общности магов, но, при этом, им не приходится иметь дела с более сложными сторонами жизни в группе.

0

2

Акашийское Братство (Akashic Brotherhood)

Разум, тело и дух - всё это составные части личности, точно также, как и личность является составной частью вселенной. Отличия, границы и конфликты иллюзорны. Когда разум и тело приходят к гармонии, за ними следует и душа. Когда человек не противодействует вселенной, а движется вместе с нею, он постигает свою природу. Из этой философской основы и выросло Акашийское Братство. Развивая свое тело, Братья создают храм для разума. А с развитием разума приходит и понимание духа. Братство использует простые инструменты - упражнения, медитацию, тренировки и учёбу - чтобы превратить простого человека в обученного собрата.

История
Философские и исторические корни Акашийского Братства прослеживаются до начала времён, когда все люди жили в гармонии. Дракон и Феникс передали первым Акашийцам навыки До, и они развивали своё тело и разум с помощью баланса движения и неподвижности. Земля вращалась, и всё больше людей являлись, чтобы жить в Сущем, и Сущее распалось и лишилось гармонии. Равновесие между разумом и телом, движением и неподвижностью, было нарушено, и те, кто впоследствии стали Акашийским Братством, удалились в горы, пещеры и леса, чтобы продолжать своё изучение баланса посредством До. Боевые искусства и упражнения совершенствовали тело, а строгая дисциплина, песнопения и молитвы очищали разум.

Мир распадался, и люди избирали различные пути. Так различные формы конфликтов просочились и в Братство. Первые ремесленники подарили человечеству зачатки технологии, и, тем самым, оттолкнули людей от связи с духовной сферой и укрепив стену между миром физическим и миром духовным. Инструменты побудили людей сосредоточиться лишь на том, к чему они могут прикоснуться, и забыть о том, что когда-то было что-то ещё. Материальные блага стали целью и заменили собой естественное достижение личного успеха. Даже внутри Братства молодые ученики приступали к изучению До, но не могли понять связи между философией и физической мощью. Эти воины считали физические навыки Братства целью и вызвали разлад в рядах группы и в её отношениях с другими.

Раздоры Акашийцев ширились, и, со временем, захватили другую группу Пробуждённых - объединение магов, которое считало своим долгом способствовать реинкарнации. Братство не одобрило магов, которые взяли на себя право делать выбор между жизнью и смертью, и Акашийцы сражались против магов смерти – ставших, впоследствии, Эвтанатос - в течение 300 лет. Война оставила след на обеих Традициях, и пусть ни одна из них так до конца и не простила другую за столетия кровопролития, они многому научились друг у друга. Ни одна из этих Традиций, в целом, больше не спешит бездумно ввязываться в войны.

По Азии распространялись буддизм, даосизм, синто другие тому подобные религии, а за ними следовало и Братство. Его члены обитали в монастыре Шаолинь в Китае, среди горных отшельников Японии, монахов-священников Тибета и загадочных мистиков Индии. Множество простых людей придерживались взглядов Акашийцев в повседневной жизни. Эта всеобщая поддержка стала бедой Братства - целеустремлённые народы, жестоких правителей и тайные общества возмущало свободное воздействие Братства на Массы. В результате, когда армии и правители пожелали избавиться от его влияния, Братство оказалось втянутым в войны. Братство лишилось своих владений, а его члены оказались рассеяны. Иерархичные общества и кастовые системы, в сочетании с сосредоточенностью на материальной жизни, настроило людей против стремления к самосовершенствованию, провозглашаемого Акашийцами.

Тем не менее, будучи организацией, направленной на улучшение личности, Акашийское Братство выжило. Странствующие проповедники поддерживали жизнь идей, а учения Традиции оставались частью наследия множества культур и семей. Влияние Технократии, возможно, и уничтожило материальную мощь Братства, но не его сосредоточие - источником истинной силы Братства всегда была людская душа. Те, кто нуждались в наставлении, кто слышал призыв До, всё равно находили Братство. Лишённые зависимости от временных желаний, структур и творений технологического века, братья и сестры не могут попасть в плен или отвратиться от света, который находится у них внутри.

Для нынешних Традиций, Братство - воплощение равновесия между насилием и миром, взаимопониманием и конфликтом. То есть, всем тем, что охватило сами Традиции. Корни Братства - духовны, поэтому его невозможно уничтожить пулями, деньгами или законами. Противоречивые Кулаки используют свою невероятную силу, чтобы сражаться с врагами Традиций, а их учение проповедует о Восхождении каждого индивидуума с помощью праведных действий. Сейчас, когда возрождение боевых искусств и азиатской философии сливается с культурой и технологией 21-ого века, Братство вновь укореняется в душах простых людей.

Организация
Структура у Братства весьма свободная. Просветление и предназначение считаются шагами на истинном пути, но у всего живого есть достоинства и ценность. С точки зрения Братства, идея ставить одну вещь или мировоззрение над другими - неверный подход. Поэтому, хоть Мастеров и уважают за их просветлённость, они не обладают никакой реальной властью или весом - их просто почитают за их просветлённость. Акашийцы-послушники могут происходить их любых социальных слоёв, но все они изучают Акашитский способ ведения чистой и простой жизни, хотя бы до какой-то степени. Когда Брат достигает более простого и свободного состояния Дао и более высокой Арете, его успехи фиксируются, а наставления распространяются, чтобы все могли извлечь из них пользу.

Фракции
Акашийское Братство не состоит исключительно из шаолиньских монахов. Точно также, оно вовсе не закрыто для белых или любой другой нации. Несомненно, основа Традиции преимущественно азиатская, но поиски баланса и постижения - универсальны. Буддисты, конфуцианцы и даосы составляют значительный процент Братьев. Атеистов, язычников и даже христиан тоже готовы принять - любая просветлённая душа, стремящаяся обрести гармонию и изучить путь До, может стать Братом. Кстати, термин «Брат» вовсе не является пренебрежением к женщинам, вступившим в Традицию. «Брат» это попросту название любого, кто изучает пути Акаши, и оно не обязано отражать половую принадлежность.

Хотя Традиция и может показаться спокойной внешне, внутри всё совсем не так. Разногласия процветают внутри этой Традиции точно также, как и среди любой другой. Самые серьезные противоречия в рядах Акашийцев возникают между молодыми членами, желающими выступить войной против своих врагов, Мастерами, стремящимися только к просветлению, и недавно принятыми представителями Цеха У Лун.

Наиболее традиционные элементы формируют Ши-Жэнь (Shi-Ren) или «великодушную аристократию». Основу этого объединения составляют легисты и политики, желающие усилить влияние Акашийцев в мирских делах. По мнению Ши-Жэнь, нынешние обычаи Братства будут только продолжать погружаться в небытие, если породившие их народы тоже станут историей. Пусть многие современные Ши-Жэнь и не верят всерьез, что возрождение имперского Китая ещё возможно, они считают, что для Братства важно сохранять влияние на современную политику и культуру. Они настаивают на изучении истории и истоков Братства; многие из них обладают Энергиями Узора. Эти Братья усиленно изучают магию Разума, стремятся к улучшению организации и служат в качестве публичных представителей в дипломатических делах и политической борьбе.

Прямой противоположностью традиционно настроенным членам Братства являются Ли-Хай (Li-Hai), исповедующие философию утилитарной морали Мо-цзы. Эти Братья считают, что древние обычаи навязывают разуму ложное понимание морали, не основанное на прагматизме. Затем, не имеющие основания обычаи вынуждают людей совершать опасные поступки. Ли-Хай утверждают, что любая мораль должна проистекать из осознанного анализа того, что является полезным, а что - вредным, и они хотят избавиться от древних традиций, которые больше не имеют отношения к современному веку. Эти Акашийцы полагают, что Братство необходимо модернизировать, чтобы оно освоило новые идеи подхода к меняющемуся миру и научилось работать с системами инструментов, предлагаемыми научным обществом. Хотя эти Братья и продолжают практиковать До, они отбрасывают элементы магии Акашийцев, основанные на старых традициях. Вместо этого они стремятся привить До и Хронике Акаши современный, рациональный подход к здоровью, морали и личному развитию.

Каннагара (Kannagara) - аскеты, сохраняющие множество древних практик Братства. Эти монахи назначают себе суровые испытания, чтобы очиститься и умножить свои физические и духовные силы. Все члены Братства в той или иной мере используют подобные техники, но Каннагара убеждены, что правильный разум и правильная душа возникают лишь из правильных действий, а эти действия зарождаются среди ритуалов, лишений и тренировок. Большинство Каннагара ведут монашескую жизнь в уединённых убежищах Акашитов, где посвящают себя ежедневным молитвам и обрядам. Иногда они выходят и во внешний мир, чтобы увидеть то, что надеются превозмочь. Поскольку уединённые пристанища Братства становятся жертвами распространения туризма, а аскетизм теряет популярность, число Каннагара медленно сокращается.

Склонные к мистицизму Братья составляют Жнани (Jnani), группу йогов, придерживающихся различных форм синтоистских и тибетских обрядов ради духовного развития. Будучи монистами, Жнани надеются примирить самосознание с Аватаром, который они называют «Разумом Будды». При помощи йоги, тантры, песнопений, а также вездесущим До и медитации, Жнани стремятся к единению с высшим принципом реальности. Вместо того, чтобы считать реальность податливой, они полагают, что она основана на одном базовом принципе, а все прочие завесы иллюзий происходят от неспособности согласовать свою личность с абсолютным принципом. Эти маги занимаются духовными исканиями и стремятся обрести внутреннюю мудрость, чтобы устранить барьеры между собой и Аватаром. Естественно, они пользуются могущественной магией Духа. Кроме того, они также пользуются множеством необычных библиотек и практик, неизвестных большинству остальных Братьев. По слухам, у них есть несколько тайных монастырей, и они создали секретные катакомбы под поверхностью Земли, где можно найти проходы к Мирам Горизонта или древним местам силы, ведущим к сознанию вселенной.

Молодые и горячие воины Братства присоединяются к Ваджрапани (Vajrapani) или «Держателям Алмазного Жезла». По их мнению, просветление подобно алмазу: твердому, неподатливому, содержащему лишь отражения внешнего мира. Ваджрапани наградили Братство его прозвищем «Противоречивые Кулаки», а их название происходит от слов «алмаз» и «молния», хотя алмазный жезл из их имени и является метафорой, обозначающей сверхъестественную силу. Эти Акашийцы утверждают, что Технократию можно победить лишь с помощью силовых действий, и пользуются До для боя. Интересно, что изначально метафизические истоки Ваджрапани были женскими, но данный факт не является ограничением для вступления в эту политическую фракцию. Вообще-то, принадлежность к Ваджрапани нередко определяется тем, что ментор называет так юного импульсивного ученика или его считают собратом другие молодые воины. Ваджрапани трудятся над тем, чтобы развивать свою физическую мощь, и часто стремятся к конфликтам с теми, кого считают врагами Братства. Старшие члены Ваджрапани иногда переходят в другие фракции, но некоторые из них остаются активными воинами — в конце концов, у Традиции должны быть собственные защитники.

И, наконец, У Лун (Wu Lung), дети драконов - отдельная секта магов, которая совсем недавно влилась в Братство. В прошлом У Лун и Акашийское Братство сражались за господство над традиционным Китаем. Сегодня, когда их лидеры убиты, а наследие выхолощено современным Китаем, У Лун были вынуждены забыть о своих старых обидах и объединиться с единственными оставшимися наследниками древней китайской культуры. Маги-Драконы придерживаются строгого и упорядоченного стиля магии, напоминающего об имперском прошлом Китая, в сочетании с древними молитвами и аккуратным ублажением небесных духов. И Братья, и У Лун по-прежнему ищут способ примирить их несопоставимые взгляды, используя в качестве основы свои общие корни. Однако там еще многое предстоит сделать. Драконы даже практикуют собственное боевое искусство, отличающееся от До. Похоже, что их фракция в Братстве будет оставаться отдельной частью, принужденной обстоятельствами склониться пред весом Братства среди Традиций. Имперские чиновники изучают, преимущественно, магию Духа, чтобы обладать возможностью общаться с предками и должным образом исполнять приказы Небес.

Философия
В основе убеждений Братства лежит возврат к простоте. Люди загромождают свою жизнь ненужными и чуждыми вещами и желаниями. Как можно понять естественную гармонию вселенной, если пытаться ее захватить или ею управлять? Естественное место любой личности - путь Дхармы - очевидно, когда она не ослеплена иллюзиями алчности, вожделения и власти. Опыт жизни даёт душе шанс ощутить вселенную во всём её многообразии форм, и человек должен воспользоваться этой возможностью обрести просветление, добившись гармонии с Сущим. Каждая жизнь - лишь шаг по великому кругу Дхармы, до тех пор, пока человек не освободится от оков, которые он выковал из собственных убеждений и желаний.

Недостатки
Ненавязчивость и дзенское спокойствие являются как сильными сторонами Братства, так и его слабостями. Поскольку этот орден настолько сосредоточен на личном развитии и индивидуальном просветлении, у его Мастеров нет связи с личными путями к постижению учеников. Вместо того, чтобы уроками и советами помогать Ученику продвигаться к мудрости, большинство Братьев может предложить лишь физические тренировки, загадочные строки из древних книг или непостижимые фразы, которые должны привести ученика к его собственному откровению. Некоторые послушники медленно учатся без пристального руководства, а некоторые маги не способны без чужой помощи продвинуться дальше определённой точки развития.

Мастера не могут сказать ученикам, что те должны изучать или где и как они смогут найти это. В результате Братство теряет несоразмерно большое число учеников из-за простого разочарования. Те, кто остаются в Традиции, предпринимают некоторые попытки борьбы с этой дзенской болезнью, но они сражаются против беспредельного веса времени и издавна почитаемых традиций. Невероятно индивидуалистичное убеждение Братства, что все люди должны найти собственный путь, парадоксальным образом усложняет для него попытки сделать что-то большее, чем дать начинающим магам несколько простейших инструментов. Мастера уверены, что не могут указать дорогу к просветлению, поскольку каждый должен найти свой собственный путь. Те, кто уже просветлены, не могут разъяснить тонкостей своего постижения, а те, кто ещё нет — не знают, с чего начать. Мастера указывают направление - ученики могут следовать по нему, но только если смогут его понять.

Теория и Практика
Акашийское Братство хранит свою сущность среди страниц Хроники Акаши, полного собрания опыта Братьев Акаши всех времён. Пусть её страницы и состоят из бумаги и чернил, но книга отражена на всех уровнях мироздания, как духовных, так и материальных. Согласно легенде, её начал Взошедший Аватар Акаша, в честь которого и был назван орден. Хроника служит для Братьев вдохновением и средством для медитаций, давая магам доступ к опыту и мудрости. Однако Хроника вовсе не та книга, которую можно просто прочесть. Она подаёт знания в такой манере, которую искатель не сможет забыть - в виде загадок, головоломок, коанов или коротких и внешне простых фраз. Погружаясь в Хронику, Брат может пережить события прошлого, иногда даже встречая с эпизоды своих прошлых жизней.

Душа Братства - в его Хронике, но для тела и разума есть До. В буквальном переводе «Путь», До - это искусство тренировки тела, позволяющей добиться спокойствия разума. До - это сама сущность боевого искусства, корень всех современных искусств. Его движения позволяют Братьям совершать действия, в которых сочетается физическая, ментальная и магическая точность. Однако До это куда больше, чем фантастически смертоносный боевой стиль и физическая дисциплина. Это стиль жизни, средство полностью использовать потенциал человеческого тела, гармонично двигаясь в естественном цикле. Практикующие До придерживаются правильного баланса в питании, упражнениях, мыслях, созидании и разрушении, всё это является важными частями великого целого. В итоге мастер До приводит своё тело и разум к гармонии с естественным потоком жизни, не загромождённым искусственными творениями прогресса, в заполненном чуждой материей мире.

До определяет каждый аспект акашитского отношения к магии. Точно также, как необходимы правильное мышление, правильная речь, правильное понимание и правильные поступки, так нужно иметь и правильный разум, чтобы получить правильное тело и правильную жизнь. Поэтому Традиция изучает Разум в качестве своей первичной Сферы. Если этот кирпичик не займет своё место, нельзя будет выстроить и всё остальное, и маг - или его противник - будет так же беспомощен, как если бы вообще не имел тела. Поэтому все Акашиты в той или иной форме изучают До, будь то сложные боевые искусства, внутренние искания или спокойная медитация.

Хотя До и является основой магии Акашийцев, многие Братья добавляют другие приёмы, чтобы фокусировать свою энергию. Как и До, это обычно практики азиатского происхождения - фэн-шуй, медитация и каллиграфия являются отличными способами управления Ци - которые созданы, чтобы объединять и направлять движение и мысль к выбранной цели. Духовный и магический миры не так уж отдалены от физического. Достигший баланса и просветления человек может, со временем, проникнуть на любые уровни вселенной.

Тем не менее, многие Братья не могут постичь многообразия, которому учит их Традиция. Убеждённые в праведности своего дела, касающегося гармонии с До и вселенной, бойцы Братства пытаются принудить и вылепить других по своему образцу, никак не понимая, что таким образом настраивают людей друг против друга и порождают дисгармонию вместо того, чтобы устранять её. По этой причине они, метко прозванные Противоречивыми Кулаками, ведут постоянную войну с элементами, которые им кажутся невыносимыми. Но, поступая так, они способствуют тому самому насилию, которое отрицается их учением. Для многих просветление приходит лишь потом, и эти монахи уходят от мира, чтобы обрести покой вместо конфликтов.

Сфера Специализации: Разум

Распространённые Фокусы: колокольчики, благовония, медитация, молельные ленты или флаги, обряды очищения, оружие.

Концепции: звезда боевиков, спортсмен, исследователь, ученик школы боевых искусств, мудрец, странствующий герой.

Цитата: Забудь о камешке. Забудь о моей руке. Сохраняй баланс и существуй.

Стереотипы

Небесный Хор: Их умение проникнуть в суть похвально, но они поглощены идеей о том, что существует лишь один путь к Сущему.

Культ Экстаза: Тело должно достичь совершенства, прежде чем сможет Вознестись. Тем не менее, их разум не привязан к материальному.

Толкователи Грез: Танец мечты отзывается внутри всех нас. Их Аватары чисты и они прислушиваются к Сущему, вместо того, чтобы навязывать ему свои порядки.

Эвтанатос: Не им решать, кто достоин жить. Все создания должны постигать Дхарму на своём опыте.

Орден Гермеса: Как вы можете постичь вселенную, стараясь контролировать и упорядочивать её? Сущее слишком велико, чтобы расписать его простыми числами и формулами.

Сыны Эфира: Они привязались к идее, что их инструменты просветляющи, но они хотя бы ценят процесс познания так же высоко, как и результат.

Вербена: Страдания и борьба это учителя, но не единственные учителя. Жизнь это больше, чем кровь.

Адепты Виртуальности: Они находят новые и разные иллюзии для своей забавы, но в чём ценность смены одной иллюзии на другую?

Пустые: Постижение гармонии должно начинаться с веры в возможность гармонии.

0

3

Вербена (Verbena)

Мы приходим в мир в крови и крике. Мы добываем плоды и мясо ради пропитания. Мы растём, учимся и приспосабливаемся. Мы чахнем и умираем, лишь ради того, чтобы напитать новую жизнь. Этот бесконечный цикл полностью затягивает Вербену, а его постоянное биение - сущность Традиции. Первобытные колдуны, могущественные целители, умелые оборотни - Вербены погружаются в секс, кровь и плоть без колебания. Их дикое понимание жизни подпитывает столь же первобытную магию.

История
Как и у Древа Жизни, которое является их символом, у Вербены глубокие корни. Согласно их собственным преданиям, первое единение разделенных Пречистых - Аватаров - с новым миром плоти породило первых человеческих шаманов. Недавно образовавшаяся плоть все еще сохраняла свою связь с первозданным состоянием. Сочетание наполненного душой дара с чувственной, растущей жизнью, породило первых примитивных чародеев. Эти шаманы, по словам Вербен, понимали своё место в жизненном цикле. Их связь позволяла им видоизменять тела по своему желанию, чтобы занять собственное место среди жизненных процессов и понять живые нити Кружева.

Впоследствии, зарождение цивилизации заставило их расселиться среди множества народов и групп. Они несли с собой священное знание о живом мире и распространяли его везде, где могли. Однако люди всегда плохо воспринимали такие понятия как смерть и болезнь, являющиеся такой же частью природного цикла, как здоровье и процветание. Поэтому, пусть они и были целителями и мистиками, Эдуна - предшественники Вербена - должны были скрываться среди прочих тайных объединений. По ходу этого, они скрывали элементы своей знаний в деталях преданий, небольших традициях и обычной народной мудрости.

Эдуна распространяли свои мистические обычаи в Греции, Риме, Англии и гораздо более далеких странах. В греческих легендах почитались олицетворения матери, и говорилось о тонкой границе между жизнью и смертью. Английское язычество отдавало дань различным богам и богиням земли и неба с помощью жертвоприношений и обрядов. Римляне наделяли саму Землю личностью дарительницы жизни. Круги плясок всё расширялись, и обряды плодородия входили в повседневное пользование.

Рост влияния Церкви в Европе в Темные и Средние Века подорвал организацию Эдуна. Боязливых крестьян учили остерегаться своих первичных нужд и желаний, а необразованное население ждало от Церкви спасения после падения Рима. Инквизиторы Церкви преследовали «ведьм» и препятствовали их занятиям. И без того осмотрительные маги бежали, скрывались, обращались и массово умирали. Их сила была подточена, и немногие уцелевшие волшебники скрылись в сферах Горизонта, подводных лабиринтах и тайных лугах, или же практиковали неявные формы своей магии в качестве мудрых целителей или травников, не вынося свои убеждения на глаза общественности. По сути, само название «Вербена», изначально использовавшееся как обозначение целебной травы, пристало к Традиции благодаря её прославленным травяным припаркам, эликсирам, мазям и лекарствам, а также любви к живым растениям.

Язычники, натуралисты и сезонные празднества укрывали Вербену во время Ренессанса, а возрождение интереса к оккультизму лишь подстегнуло их рост в 1800-ых годах. Однако многие обычаи Вербены были утрачены или упрощены, а вливания нео-язычества и современного викканства просочились в Традицию с запозданием и сквозь определённое сопротивление. В нынешние дни оставшиеся Вербены привычны к принятию подобных членов, однако учения Традиции распространяются куда дальше, чем представления, исповедуемые подобными возрожденческими группами. К счастью для Вербены, у них всегда была крепкая основа. Их маленькие объединения носят очень личный характер, и Вербены нередко более общительны - по крайней мере, в своей среде - чем другие маги, поэтому они смогли сохранить множество элементов своего наследия, которые иначе были бы утрачены. Интерес к магии кристаллов, гербализму, ароматерапии и тому подобным практикам лишь продолжает подпитывать Вербену, и те, кто ощущают биение самой жизни, продолжают к ней присоединяться.

Организация
На локальном уровне, Вербены обычно сосредоточены вокруг Ковенов - небольших групп магов - и точного, зачастую имеющего мистическое значение, числа вроде 3 или 13. В Ковены Вербены нередко входят целые семьи, если это только возможно, и они могут распадаться и формироваться заново, когда возникает необходимость создания групп в других районах или принятия новых членов.

Крупные собрания проводятся во время сезонных праздников, когда множество Ковенов собираются для проведения особых обрядов. На этих собраниях любой должным образом инициированный Вербена может высказать свое мнение, но особый вес имеют слова тех, кто наделён мудростью возраста, проницательностью и хорошей памятью прошлых жизней.

Как и всё остальное в этой Традиции, членство в ней - не для слабых духом. Ученики переживают ритуальные - и символистические - смерть и возрождение, затем проходят серию суровых испытаний, которые должным образом оценивают их отвагу и приглашают их в ряды Традиции. Те, кому не хватает сил выдержать всё необходимое, должны остаться кандидатами или уйти. Однако, к счастью, Вербены обычно не убивают тех, кто не прошел их испытания. Нередко присутствуют определённые трения между фракциями, поскольку более прогрессивные Вербены пропускают обряды, которые традиционалистам кажутся важными, но все доказывают свою преданность перед принятием.

Фракции
Веря, что Аватар воплощает собой отражение первозданных энергий, Вербены обычно разделяются согласно видам Энергий. Это разграничение проистекает не столько из раскладывания по полочкам Аватара и его отдельных недостатков, сколько из естественных стремлений души мага. Некоторые Вербены даже отслеживают генеалогические линии в убеждении, что Аватары склонны перерождаться в семейных группах, и есть некоторые доказательства, что они могут быть правы. Однако Вербены никоим образом не принуждают к распределению по группам на основе предрасположенностей их Аватара. Маг всегда может выбрать союз, основанный на его личных предпочтениях.

Основу Традиции Вербена формируют Хранители Древа (Gardeners of the Tree), маги Узора, стремящиеся поддерживать жизнь и чистоту старинных традиций. Эти маги ведут записи, отслеживают генеалогию семей и восстанавливают наследие обрядов Вербены. Их учёность нередко весьма примечательна, и они упорно к ней стремятся. Консервативные Хранители считают «истинными Вербена» лишь тех, чья кровь связана с какой-либо древней семьей, находившейся у истоков Традиции. Более гибкие Хранители довольствуются восстановлением в памяти древних обрядов и распространением наиболее фундаментальных элементов наследия Вербены.

Ткачи Судеб (Twisters of Fate) ещё более примитивны, чем Хранители. Эти маги Изначальности следуют древним песням, которые больше не слышны другим Вербенам. Их нередко считают странноватыми даже по меркам Вербен. И их можно было бы счесть отколовшейся группировкой, будь у них сколько-нибудь значительное единство. Тем не менее, они наделены мудростью и хранят множество могущественных воспоминаний о былых жизнях. Они нередко испытывают стремление восстанавливать утраченные обычаи и упрощать сложные ритуалы Вербены до их основ.

Искатели Луны (Moon-Seekers), как следует из их названия, относятся к подвиду искателей. Эти Вербены - путешественники, исследователи, те, кто с готовностью принимает новое. Искатель Луны столь же склонен пользоваться нью-эйджевой церемонией колебания кристаллов, как и традиционным атамэ и ритуалом гравировки рун. Эти Вербены предпринимают далекие странствия, дополняя репертуар Традиции новыми элементами и выискивая подтверждения жизни и божественности в простых обрядах, создаваемых людьми для себя в новом тысячелетии. У этих Вербен часто бывают прочные связи с общиной, и они любят учиться не меньше, чем учить.

И, наконец, Ткачи Жизни (Life weawers) обычно наделены Аватарами Динамики. Эти Вербена отправляются странствовать вдаль от дома, игнорируют старые обряды и упорядочивают вещи по мере своего продвижения. Более консервативные Вербены нередко смотрят на них косо, но Ткачи Жизни по-прежнему выказывают преклонение перед жизнью и понимают ценность жертвы. Эти маги любят исследовать границы своих возможностей. Они меняют форму, работают с множеством различных Узоров и обычно не боятся испачкать руки, охватывая столько Творения, сколько могут удержать. Им ведома радость открытий.

Отдельные Ковены и Кабалы Вербены иногда могут считаться фракциями, но обычно они слишком малы, чтобы их сравниться с более широкими группами.

Философия
Жизнь - величайшая загадка вселенной. Основа материи и энергии не растёт, не думает, не реагирует и не размножается. Вся жизнь - это цикл, формирующий пульс Земли. В крошечных фрагментах этой сети расположены отдельные личности, все они соединены вместе общими переживаниями и дыханием. Распознать постоянство жизненных циклов - значит осознать, что её система разрастается за пределы любых ожиданий и границ, чтобы принимать любую форму и добиваться любой цели. Этот процесс никогда не бывает лёгким. Нередко он наполнен болью, хищничеством и смертью. Жизнь продолжается, не смотря ни на что.

Недостатки
Кровавые жертвоприношения и странные ритуалы - не для брезгливых. У будущего Вербены должен быть крепкий желудок, чтобы вписаться в Традицию. Также, Вербены могут быть грубы и неприятно открыты для занятий, которые многим показались бы отталкивающими и запретными. Как следствие, остальные Традиции предпочитают относиться к ним настороженно. Более стерильные Традиции, вроде Сынов Эфира или Ордена Гермеса, считают Вербена неприятно первобытными. Интуитивные группы, наподобие Толкователей Грез или Эвтанатос, признают общее родство, но всё равно косо смотрят на абсолютную жестокость, с которой Вербена может имитировать жизненный цикл.

Поскольку их магия так тесно связана с первобытной живой природой, Вербену нередко причисляют к категории «сатанинских ведьм» даже сегодня. Пусть современный человек может и не понимать, скажем, технологий Мастеров Виртуальности или песен Толкователей Грез, они вполне приятны. Неприятное знакомство с тем, как Вербена воплощает в жизнь домашние предания, порождает достаточный дискомфорт, чтобы Спящие, увидевшие ее деяния, испугались - и многие, в результате, ополчаются на нее.

Теория и Практика
Во многих отношениях, Вербена считают себя защитниками мифических нитей - элементов магии, которые переплетены с более повседневными аспектами жизни. Ранние маги естественным образом ощущали взаимодействие жизни и духа благодаря своим крепким узам с Творением и Пречистыми. Хотя сейчас эти узы ослаблены и умирают, Вербены по-прежнему чувствуют схожие позывы, и трудятся, чтобы поддерживать такие узы где только можно - в простых действиях, верованиях и традициях, подтверждающих могущество жизни.

С помощью ритуалов плодородия, плясок и простых радостей, Вербена распахивает своё восприятие для биения жизни. Для этой Традиции поступки, подтверждающие природу жизни, являются священными. Вербена с почтением принимает и познает смену времен года, здоровье, секс и чувственность, грубые эмоции и инстинкты.

Однако, благодаря своей связи с бытием, Вербена понимает, что жизнь не всегда чиста, приятна и счастлива. Кровь наделена грубой силой благодаря тому, что является символом и, образно выражаясь, ключом к основам жизни, а потому Вербены черпают эту силу с помощью скарификации и жертвоприношений. Хищники охотятся и убивают своих жертв, и Вербена верят в правильность естественного цикла подобных поступков. Боль - это средство обучения, а не то, чего нужно избегать. Таким образом, Вербена находятся в куда большем согласии со своими дикими, инстинктивными побуждениями, чем большинство людей - той животной природой, которая способна кого-то привести в замешательство. У большинства других религий и групп есть некая черта, которую они не преступят, или определённое убеждение, от которого они не отрекутся - вера в то, что кровь священна и не должна проливаться, или что секс познаётся через воздержание. Но Вербены не из таких - они пользуются любыми неистовыми приёмами.

В своей магии Вербена пользуются всем, от кровопускания до гравировки рун, жертвоприношения животных, травяных зелий, обрядов превращения и даже некоторых техник «Нью-Эйдж», просочившихся в Традицию. Ключ в том, чтобы найти природный элемент, который связан с сознанием Вербены. По мнению Вербен, естественный резонанс жизни никогда не исчезает из мира, даже когда человечество ломает его баланс неограниченным ростом и уничтожением множества биологических видов. Прислушиваясь к этому ритму, Вербена делают то, что необходимо - и будь прокляты обычаи и правила.

Сфера Специализации: Жизнь.

Распространенные Фокусы: алтари, атамэ, кровь, котлы, заклинания, кубки, пляски, травы, благовония, суровые испытания, пентакли, руны, жертвоприношения.

Концепции: художник, биолог, ремесленник, дайвер, целитель, травник, политический активист, жрец (жрица), егерь, мастер рун

Цитата: Жизнь - повсюду вокруг нас. В воде, в деревьях, в сочной жестокости хищника и жертвы, в вашей крови. Она сильна, влажна, беспокойна, естественна, она - это вы.

Стереотипы

Акашийское Братство: Как бы ни был могущественен разум, он не может так легко отрекаться от тела.

Небесный Хор: Бескрайняя дерзость упорных заявлений о существовании их единственного Бога отвратительна. Пора бы им самим поближе познакомиться с кострами их собственного ада!

Культ Экстаза: Жизнь может быть возбуждающей, но далеко не всегда. Их путь - бегство, а не признание.

Толкователи Грез: Их положение так печально, их призыв так похож. Мы говорим с одним голосом, мы - с сердцем, они - с душой.

Эвтанатос: Мы оба постигли начало и конец. Им необходимо увидеть то, что находится между этим.

Орден Гермеса: Иногда - союзники, часто - противники. Они позаимствовали множество наших приёмов, но не признают наши общие черты.

Сыны Эфира: Живой организм - вот величайшая из машин.

Адепты Виртуальности: Их стерильный мир - замена плоти, в которой они были рождены.

Пустые: Пустое дерево может казаться величественным, но оно гниёт изнутри.

0

4

Культ Экстаза (Cult of Ecstasy)

Многие Ученики присоединяются к Культу, считая его бесконечным праздником. Согласно распространённому мнению, суть Культа заключается в сексе, наркотиках и рок-н-ролле. Однако, когда маги попадают на этот праздник, они обнаруживают, что у всего этого веселья есть особый смысл. Культ Экстаза использует такие вещи как наркотики, музыка и даже секс, но лишь как средства для достижения цели. Смысл в том, чтобы достичь определённого ментального состояния, возносящего над физическим миром, транса, который позволит магу выглянуть за пределы его привычного опыта и вырваться за границы, которые сковывают обычных людей и магов. Культисты наделяют слово «экстаз» его оригинальным значением - внезапный, мощный наплыв чувств, который забрасывает человека в изменённое состояние. Эти чувства не обязательно должны быть приятными, но, имея выбор, большинство Культистов определённо предпочитают такой вариант. Культ Экстаза ломает барьеры и самонавязанные ограничения, чтобы подарить людям наплыв открывающих глаза ощущений.

История
У экстатических поисков трансцендентности - и самого Культа Экстаза - долгая история, тянущаяся со времен плясок вакханок и мусульман-суфиев, вертящихся в первобытном поиске видений. Наркотики, боль, голод, сильная сексуальная стимуляция, танцы и музыка - вот традиционные инструменты для достижения состояния транса, и у Культа не возникало необходимости менять какие-либо из них. Члены Культа всегда были фантазерами и бунтарями, даже в большей степени, чем прочие маги. Пророки и провидцы, они расширяли свое сознание с помощью изматывающих ритуалов и опасных веществ, всё ради стремления к высшему пониманию.

Начало Культу положили загадочные провидцы Ближнего Востока и Индии. Здесь пророки познали изменённые состояния сознания благодаря танцам, музыке и простым наркотикам. Целые сообщества принимали изматывающие практики вертящихся провидцев, в то время как в других регионах отшельничающие прото-Экстатики говорили туманными фразами и жили вдали от мирского общества. В любом случае истоки Традиции вобрали в себя людей, ломавших собственные границы восприятия и отрекавшихся от комфорта в своём стремлении к мудрости.

Ко времени Ренессанса, Экстатики были признаны другими Традициями, называвшими их Провидцами. Приверженность Экстатиков безумной, бурной страсти выделяла их из общего консерватизма того времени, но сверхъестественное умение предвиденья позволяло им оказываться в нужном месте в нужное время. Провидцы использовали весь человеческий опыт, уравнивая страсть с божественностью и отвергая косные обычаи Церкви. Провидцы не признавали никаких ограничений - ни установленных ими самими, ни установленных обществом или любым богом. Эта свобода одновременно завораживала и пугала более консервативные Традиции, которые в свою очередь и осуждали занятия и способности Экстатиков, и дивились им.

Хоть Культ и пережил множество переименований - от Сахаджиев и Культа Вакха до Культа Экстаза - его изначальный смысл остаётся неизменным. Культисты стремятся выйти за пределы своих общепринятых границ, чтобы обрести понимание, превосходящее обычное человеческое, и достичь экстатического возвышения, где их сознание сможет объять все времена и пространства. В нынешние дни инструменты отличаются, но результат остаётся тем же. Музыка, танцы, секс, физические тренировки, наркотики - годится всё, что можно использовать для достижения яркого, бурного взрыва чувств. Культ раскрывается в вечном мгновении на пике прекрасного танца, в полном изнеможении трепещущей чувственности и в неконтролируемых мыслях распахнутого разума. Его послание передаётся людям с помощью такой музыки, побуждая людей отбрасывать их банальные желания в пользу экстаза, переживаний и собственных безумных видений.

Организация
Гибкость является главной ценностью Традиции. Поскольку Экстатики понимают, что никакие границы не являются вечными, они способны увидеть, что всегда найдутся новые способы достичь цели и новые способы прожить жизнь. В целом Культ воздерживается от строгой структуры в пользу поощрения творческого, нередко хаотичного бунтарства. Новый опыт означает хороший опыт - даже если он причинил боль, маг узнал кое-что о том, как не следует поступать. Ближайшее, что есть у Культа к формальной структуре, заключено в Кодексе Ананды, притчах о блаженстве, которые учат радости, состраданию, священному чувству и уважению к чужим страстям, являясь своего рода этическим руководством, побуждающим каждого Культиста принимать отличия других людей.

Неудивительно, что внутри Традиции отсутствует настоящая структура. У отдельных магов нет никаких проблем с взаимодействием - они, как правило, предпочитают компанию - но не видят необходимости в иерархии или излишней организованности. Если что-то должно произойти, оно произойдёт. Если для решения проблемы или достижения консенсуса необходимо встретиться более чем нескольким Культистам, это делается во время редких сходок Традиции. Здания Часовен обычно больше похожи на общежития, помещения для джем-сейшнов или студенческие клубы, чем на магические мастерские, и в них нередко обитают несколько Культистов и горстка Спящих.

Фракции
Культ привлекает куда больше молодых магов, чем любая другая Традиция. И, прежде всего, благодаря тому, что его считают компанией хиппи. Однако те, кто остаются, являются провидцами - все до единого. Нет никакого списка типов людей, которые становятся Экстатиками, поскольку любой может осознать, что видит далеко не всё, что можно увидеть. Единственная черта, объединяющая всех Экстатиков, в том, что они осознают - даже если ещё не Пробудились - что ограничения и пределы можно перешагнуть.

Внутри Культа существуют несколько небольших сект, в основном - экстремисты или те, кто ощущают полезность некоторой организованности.

Ахори (Aghoris) - это фракция с многовековой историей, расположенная в районе Бенгали в Индии, использующая увечья, боль и умерщвление в качестве инструментов для выхода за пределы человеческого тела. Они утверждают, что уничтожение оболочки способствует росту души. Эта довольно экстремальная философия отрицает экстатический Кодекс Ананды, и большинство других Культистов стараются держаться подальше от этих опасных типов.

В Европе и Америке некоторые Экстатики всё ещё придерживаются декадентских практик времён поздних «Клубов Адского Пламени», объединяясь в тайные круги «джентльменских обществ», дополненных калечащими ритуалами инициации, отравлениями и опасными наркотиками, болезненными играми разума и «удовольствиями», что управляют эмоциями. Эти Страстолюбцы (Acharne) проникают во все «стильно-нездоровые» субкультуры, особенно в современное движение готов, распространяя свою специфическую радость проклятия и аморальность, которые отличают их от Культистов или Пустых. Они также считают Кодекс Ананды пережитком. В стремлении овладеть эмоциями они исследуют Сферу Разума.

Хагалаз (Hagalaz) - это жестокая группа северных берсеркеров, магов рун и трикстеров, иногда имеющих связи с другими чародейскими обществами, которые разделяют их страсть. Создавая кровавые руны и опасные ловушки, которые напоминают о нордическом божестве Локи, они олицетворяют безумие, которое заполняет хаотическую часть скандинавских мифов. Эти опасные личности считают современный мир и его религии слабыми, и стремятся низвергнуть их с помощью более воинственного общества Вальхаллы.

Братство Пана (Fellowship of Pan) связано с непостоянными феями. Оно услаждает себя сексуальными обрядами, пьянством, а также поэзией и спорами, вдохновлёнными музой. Эти Культисты поддерживают отношения с современными потомками фей и инициируют своих новых членов при помощи диких гулянок Сатиров.

Политически активные Культисты нередко примыкают к Обществу Диссонанса (Dissonance Society), небольшой группе, которая учит, что краеугольным камнем анархистского общества является личная ответственность и этика. Члены Общества Диссонанса вовлечены в широкий спектр криминальной (иногда почти террористической) деятельности и выступают за то, чтобы сбросить мешающие оковы общества. Представители этого объединения обычно довольно интеллектуальны и в качестве инструментов так же часто используют споры и дискуссии, как и действия.

Даосы Кань Лу (K`an Lu) разительно отличаются от Акашийского Братства тем, что практикуют бурные страсти и физические удовольствия в противоположность аскетизму монахов. Однако просветлённый Кань Лу видит необходимость в равновесии между дисциплиной и излишествами, поэтому они также занимаются и боевыми искусствами, медитацией, трансом и тренировками. Контраст между дисциплиной и хаосом позволяет им оторваться от ограниченного опыта, чтобы контролируемым способом распахнуть двери своего восприятия.

Современные Клабберы (Klubwerks) или «клубные ребята», в зависимости от того, у кого вы спрашиваете - Культисты, погружающиеся в массовое сознание ночных клубов и концертов. В давящей человеческой толчее, подчинённой единому ритму, эти музы тянутся к изначальному ритму толпы. По их мнению, пульсация множества людей выводит за пределы собственного разума - действия, совершённые в запале безумного танца, отражают базовый человеческий импульс, освобождённый от умствований или чопорных ограничений. Эти танцоры находят себя на любых клубных сценах, творя магию среди людских толп, толпящихся в подобных местах.

Философия
Согласно философии Экстатиков, все ограничения - самонавязаны. Люди устраивают свои уютные убежища, как в физическом, так и в ментальном мире. Чтобы перешагнуть через собственные ограничения, нужно выйти за рамки привычного и спокойствия. Пусть здравомыслие с безопасностью и останутся позади, истинный опыт - впереди. Знание извлекается из нового опыта, а не из повторения старых, надоевших вещей. Каждый должен стремиться вырваться наружу и открыть собственные методы исследования мира. Состояние экстаза означает просто-напросто разум, открывшийся для новых переживаний, поскольку он освобождён от оков самонавязанных ограничений. Как только барьеры человека прорваны, он может заглянуть за горизонт людского понимания, чтобы достичь воистину вселенского понимания. Инструменты вроде секса и наркотиков - Камамарга, или пути к экстазу - всего лишь открывают дверь. И тогда человек может сделать шаг вперёд, чтобы увидеть, что находится по ту сторону и продолжать идти дальше того, куда привели его эти костыли - к сердцу Лакашим, к пульсу, который движет миром.

Недостатки
К сожалению, все искания Культа сопряжены с серьезными проблемами. Инструменты Экстатиков становятся их помехами. Если маг не обращает пристального внимания на то, чем он на самом деле занимается - заглядывает за пределы своего разума и жизни в поисках ответов - он серьезно рискует впасть в зависимость от своего фокуса для сотворения любого вида магии, или даже просто для продолжения существования. И это не только психологическая зависимость. Множество Культистов становятся наркоманами или поглощаются своими фокусами до такой степени, что ничто кроме этих фокусов не допускается в их жизнь. Кроме того, маги Культа становятся жертвами собственного хаоса. Они бунтуют так яростно или стараются пройти одновременно по столь многим направлениям, что не способны ничего завершить. Хаос и бунтарство нужно как-то направлять, иначе энергия начнёт бушевать, подобно торнадо, и не будет приносить никакой пользы.

Теория и Практика
У каждого Экстатика есть свои излюбленные инструменты. Для некоторых людей определённые вещи попросту действуют лучше других. Но надо сказать, что большинство Экстатиков склоняются к того или иного рода сочетанию наркотиков и музыки. По мнению многих Культистов, музыка - самый мощный инструмент по изменению восприятия, и это простейший способ реально соприкоснуться с первичными и духовными энергиями, которые текут внутри и снаружи.

Пусть Культ Экстаза и поощряет использование различных инструментов для достижения изменённых состояний, ни один Культист не будет силой навязывать наркотики, секс или любой иной опыт другому индивидууму. Смысл подобных состояний - расширить понимание и способность к эмпатии, а не душить их. Ни один маг, ощутивший страдания Земли или уличного беспризорника, не сможет заставить себя причинить боль невинному. Культисты - не торговцы наркотиками и не сутенёры. С другой стороны, если кто-нибудь явится к Экстатику в поисках новых способов восприятия жизни, маг будет более чем готов расширить его восприятие любым уместным способом.

Когда Культист становится достаточно просветлённым, он может достигать трансцендентного состояния без какой-либо внешней помощи. Он начинает осознавать, что единственный инструмент, который необходим для выхода за установленные рамки, это его собственный разум. Немногие Экстатики по-настоящему отходят от своих фокусов, но те, кому это удается, становятся мудрецами - им известно, что готовит будущее, и они лучше понимают всю полноту вселенной, чем многие маги других Традиций. Загвоздка в том, чтобы отучить мага от мысли, что наркотик, музыка или любой другой инструмент являются опытом сами по себе.

Основа подхода Экстатиков к магии заключается в убеждении, что восприятие можно расширить до такой степени, что оно вберёт в себя практически всё на свете. Как только маг попробовал и понял вещь или ситуацию, он может взять и подладить её по своему желанию. Восприятие других людей тоже можно менять. Разумеется, эта дверь всегда здесь была. Вы её просто не замечали, верно? Изменение того, как индивидуум воспринимает жизнь или конкретный случай, один из лучших способов подхода Культистов к магии. В конце концов, восприятие и есть реальность.

Подобно тому, как Экстатики пересекают границы повседневного мышления и понимания, они перешагивают и через границы самого времени. Они понимают, что время - это понятие, созданное людьми, точно так же, как этика или язык. Время является областью особой компетенции Традиции, и Культисты, похоже, наделены природным пониманием и способностью управлять тем, как они сами и другие воспринимают ход секунд и даже годов. Поскольку они постоянно заглядывают на пять минут назад и три дня вперёд, у них довольно отстранённый вид. Люди обычно списывают это на обдолбанность, но Экстатик с куда большей вероятностью просто смотрит, где он завтра будет обедать.

Сфера Специализации: Время

Распространённые Фокусы: музыка, танец, наркотики, медитация, посты, секс, физические тренировки.

Концепции: прожигатель жизни, самозабвенный спортсмен, танцовщица экзотических танцев, музыкант, дитя природы, трансценденталист, йог.

Цитата: У вас когда-нибудь был настоящий кайф, когда играли или пели или что там ещё, и оказались в месте, где могло происходить что угодно? И это лучшее, что вы когда-либо делали? Вот туда-то мы и направляемся.

Стереотипы

Акашийское Братство: Они без нужды ограничивают себя. Можно многое узнать, выйдя за границы умеренности.

Небесный Хор: Слишком зациклились на «силе отрицания»!

Толкователи Грез: Умирающее искусство, сосредоточенное лишь на собственном прошлом. Но, черт побери, у них есть такая чумовая дурь...

Эвтанатос: Мы противоположные стороны одной монеты. Или Колеса.

Орден Гермеса: Невозможно складывать числа в порыве страсти. Как только они вновь откроют радость Творения, их сила возродится. Скоро.

Сыны Эфира: Двигать науку дальше, лучше, быстрее. Им стоит просто почаще покидать лабораторию!

Вербена: Незачем отвергать секс и боль, если они способны возвысить тебя.

Адепты Виртуальности: Широкие возможности... "Крепок дух, хоть немощна плоть".

Пустые: Это Черное Празднество. Но у мертвенности ограниченные возможности.

0

5

Адепты Виртуальности (Virtual Adepts)

Ни одна из Традиций не отражает современный мир в большей степени, чем Адепты Виртуальности. Эти бывшие Технократы с готовностью принимают технологии и их способность помогать людям, и стремятся сделать эти технологии доступными для всех. Если большинство Традиций сосредоточено на старомодных приёмах и обновлении древних практик, то Адепты Виртуальности находятся на переднем фронте поиска новшеств. Они оседлали волну компьютерной революции - они пользуются машинами, чтобы расширять пределы собственного разума, пользоваться всемирными коммуникациями и формировать новаторский взгляд на реальность. Продвигая компьютерные и коммуникационные технологии в Массы, Адепты Виртуальности помогают людям обогатить мышление. Распространение информации и знаний делает богаче всех и ведёт к возникновению лучшей версии мира, оставляя позади устаревшие воззрения, физические страдания и социальное неравенство.

История
Неудивительно, что Адепты Виртуальности отпочковались от тех же корней, что и Сыны Эфира, начав в качестве Конвенции Технократов, когда Инженеры Электродинамики и Механики Технократов породили целую дисциплину, посвященную вычислению, логическому мышлению и процессу хранения и интерпретации данных. Эти учёные разработали машины, позволяющие людям обрабатывать информацию, хранить изображения и слова и расширять человеческое восприятие, память и вычислительные способности, которые теперь могут выходить за обычные ограничения разума. Вдохновлённые такими нововведениями как телефон и дифференциальная машина, эти фантазеры стали Дифференциальными Инженерами. Они работали со сложными моделями дифференциальной машины Бэббиджа, вычислительной теорией Ады Лавлейс и устройствами Белла для дальней коммуникации. В то же время, они переняли электрические теории Инженеров Электродинамики и революционные идеи таких светил, как Никола Тесла. Результатом, естественно, стала группа ученых-фантазеров, которые выдавали идеи с бешеной скоростью, подпитывали собственные открытия своей новой вычислительной и коммуникационной мощью и наслаждались дикими сторонами сверхсовременных теорий.

Естественно, развивающаяся Технократия нуждалась в компьютерах и коммуникациях, разрабатываемых Дифференциальными Инженерами, но сетовала на их анархистские склонности, бессистемное развитие и едва прослеживаемую информационную сеть. Назревать эта проблема начала в ходе Второй Мировой Войны. Идеалистичные Виртуалисты настаивали, чтобы Технократия присоединилась к Союзникам против Гитлера на раннем этапе войны, но Технократия медлила с вмешательством. Виртуалисты тайно ввели в игру свои ресурсы, чтобы помочь Союзникам, и тем самым, посеяли семена раздора. Единожды не подчинившись общей политике Технократов, после Второй Мировой Войны Виртуалисты сплотились для осуществления собственных тайных проектов. Исследования Виртуалистов увенчались открытием виртуальной реальности, когда Алан Тьюринг разъяснил свою теорию виртуального пространства, машинного интеллекта и самовоспроизводящихся устройств. Однако Технократия навсегда заткнула ему рот из-за его чрезмерно активных исследований.

Потеря Алана Тьюринга показала Адептам Виртуальности нежелание Технократов принимать их новые технологии. Технократии требовались методики Адептов Виртуальности, но она собиралась внедрять их как обычно - медленно и монолитно. Адепты Виртуальности хотели взорвать людское восприятие своими новыми разработками и сделать новейшие технологии доступными для всех. Адепты Виртуальности всего мира восприняли гибель Алана Тьюринга как послание от Технократии, велящее делать всё так, как им говорят, и изобретать там, где было приказано изобретать, иначе они будут пущены в расход. В типичной анархистской хакерской манере Виртуалисты отказались признавать власть Технократии. Большая часть Виртуалистов сбежала, и вся Конвенция коллективно попросила принять её в ряды Традиций. Жестоко подавляемым Традициям требовалась внутренняя информация о Технократии и держатель Кресла Связей в Совете. Адептам Виртуальности требовалась организация для прикрытия в сочетании со свободой для продолжения их передовой работы. Эти две группы нашли друг друга.

Хотя многие представители Традиций по-прежнему не доверяют Адептам Виртуальности из-за того, что те слишком полагаются на технологию, эта Традиция – их основное оружие против Технократии. Их понимание инструментов Технократии и способность оборачивать устройства против технологических врагов делает их незаменимыми в неизбежных конфликтах. В идеологическом плане Адепты Виртуальности постоянно стремятся к новым видениям реальности, и воплощают эти видения в жизнь с помощью виртуального пространства. В Цифровой Сети они - хозяева всего, что исследуют, и они выискивают любые возможные идеи для будущего мира. Эти детали делают их воистину живой технологической кровью Традиций, и во многих отношениях они - те, кто лучше всего вписываются в современный мир. Всё больше и больше Спящих выходят в онлайн, и сообщество Виртуалистов растёт. Новее, быстрее, лучше - вот что сейчас высечено на сердцах Виртуалистов, и они принесут новый свет из виртуальных миров или с доблестью погибнут, пытаясь сделать это.

Организация
Разумеется, Адепты Виртуальности очень раздроблены и хаотичны. Единственная настоящая «организация» проявляется в форме различных индивидуальных пространств в Цифровой Сети и в тех немногих, кто желает действовать группами. Большинство не признают никакой власти. На деле, Виртуалисты оценивают других лишь согласно «элитарности». В Сети, где пол, раса и физическое состояние не имеют значения, единственное, что относится к делу, это качество содеянного. Репутация Виртуалиста зависит от его достижений, и молодые Адепты Виртуальности могут собраться вместе, чтобы помочь элитному члену Традиции, если он бросит клич. Однако есть неплохие шансы, что некоторые сделают всё возможное, лишь бы помешать сбору, просто чтобы завоевать немного известности. В результате своей почти полной дезорганизации, Адепты Виртуальности, как правило, не утруждают себя изобретением длинных титулов или знаков отличия для официальных встреч. Они свысока смотрят на других Традиционалистов - вроде Ордена Гермеса - полагающихся на подобную политику. Может показаться, что обучение и обеспечение ресурсной базы в таких обстоятельствах будет сложным, но всё зависит только от компьютерных контактов, собственной крутости и толики хвастовства.

Фракции
Фракции Виртуалистов меняются так же стремительно, как и технологии, поэтому бывает сложно не отстать от текущего положения дел. Ещё больше усложняет дело то, что во многие группы Виртуалистов входят как Спящие, так и Пробуждённые хакеры, поэтому бывает сложно отличить магов от непросветлённых.

Умирающее движение Киберпанков (Cyberpunks) основано на фаталистичном мнении, что будущее окажется темнее, грязнее и хуже настоящего, если это только возможно. Эти взломщики пользуются тяжелой артиллерией, хардкорным программированием, шпионажем, а иногда и различными наркотиками, чтобы накачать себя до предела, прежде чем выстрелить в свои цели - корпорации, политиков, друг друга… любого, кто им не по вкусу. Неудивительно, что для достижения намеченного они часто полагаются на Силы. Поскольку Адепты Виртуальности продолжают оттачивать видение лучшего мира, пораженческие настроения Киберпанков переживают внутреннюю агонию. Движение Киберпанков в целом явно взрослеет, устремляясь к более образованной и интеллектуальной элите, принимающей высшие материальные технологии и кибернетические эксперименты в стиле, напоминающем технократическую Итерацию Икс.

Более интеллектуальные Шифропанки (Cypherpunks) действуют с безрассудной импульсивностью, которой обычно ждут от типичного взломщика. Но вместо того, чтобы полагаться на оружие и грубость, они пускают в ход свои компьютерные программы и навыки анализа данных. Шифропанки обожают собирать всевозможные мелочи, тайные данные и запрятанные секреты, а затем распространять их среди всех подряд. Нередко они становятся весьма упрямыми и заставляют тех, кто имеет с ними дело, изучать все стороны проблемы. Благодаря этому Шифропанки надеются обрести новое понимание в нескольких направлениях. Как и можно было бы предположить, Шифропанки проводят много времени в Цифровой Сети. Естественно, что многие Шифропанки изучают науки Разума в дополнение к Связям.

Хаотики (Chaoticians) пользуются Энтропией для изучения крайне сложных и хаотичных систем. Эти Виртуалисты верят, что информационный процесс является в своей основе нестабильным, и ищут его понимание в провалах и ошибках данных. Их исследования, разумеется, приводят их к фракталам, математике хаоса, нестабильным системам и так называемым «железячным» проблемам. Благодаря подобным предпосылкам они выявляют ошибки в работе вещей или даже самого мира. Кроме того, они тщательно изучают то, как мельчайшие изменения могут влиять на крупномасштабные результаты, и потому многие погружаются в социальную инженерию экспериментального рода.

Растущая фракция Взломщиков Реальности (Reality Hackers) верит, что в основе вселенной лежит определённый порядок, система хранения данных и язык. И они обращаются к этому языку, чтобы сообщить вселенной, как ей упорядочить себя. Вместо того, чтобы услаждать себя виртуальными реальностями и Цифровой Сетью, эти хакеры декодируют структуру мироздания. Искажение пространства и гравитации - ранние проявления их работы, но серьезные Взломщики Реальности занимаются управлением Материей, изменением вселенских сил и всеми теми вещами, к которым шаловливый маленький хакер прикасаться не должен. Если вселенная основана на первичном «компьютерном языке», то не сдаваться всю жизнь, чтобы понять его – вот их главная цель.

Выражая самые чистые теории Связей, Нексплореры (Nexplorers) составляют значительную часть современных Адептов Виртуальности. Цифровая Сеть - основные владения Виртуалистов, но Нексплореры надеются создать новое видение более светлого и лучшего мира. Если Виртуалисты хотят создать «Реальность 2.0», в которой Массы смогут Взойти, Нексплореры больше озабочены введением улучшения в нынешний мир, а не только в систему, которую они контролируют. Ради этого они отстаивают старательное создание Цифровых Областей и иного рода исследования. Помимо прочего, они стремятся к путешествиям во времени и между измерениями, хотя возможности Традиций в этом отношении ограничены.

Философия
Информация - это основная сила и основной инструмент. Устройства, магия, трюки и Традиции могут делать великие вещи, но только если руководствуются верной информацией. Поэтому Адепты Виртуальности хотят изучить так много, сколько это вообще возможно, чтобы найти и разработать столько идей, сколько возможно, и распахнуть мир для нового знания, демонстрируя прорывы, уловки, упрощенные методы, новшества и мечты. В конце концов, люди признают, что информация, а также ее понимание и обработка - ключ к восприятию вселенной. Как только это произойдет, создать лучшую вселенную будет просто - Реальность 2.0 можно смоделировать, сформировать, отсимулировать в виртуальной реальности, а затем принять и ввести в новом мире для всех. Лучшие и ярчайшие - и самые элитарные - указывают путь, чтобы принести благо всему человечеству.

Недостатки
Неприятие власти в сочетании с уважением только к новому означает, что Адепты Виртуальности не просто отрицают общество, но презирают тех самых людей, которым хотят помочь. Они относятся к Спящим, которые «просто не врубаются» в лучшем случае со снисхождением, а в худшем - с насмешкой. Между соперничающими Виртуалистами постоянно возникают трения, поскольку они борются, пытаясь определить, кто находится на пике, а кто – устарел - Традиция не признаёт последовательного лидерства. В итоге Виртуалисты или взорвутся или прогнутся перед системой, состоящей из супер-эшелона «элиты» и низшего разряда «конечных пользователей». Традиции необходимо повзрослеть и осознать, что вместе с открытиями приходит и ответственность по безопасному внедрению указанных открытий.

После недавнего падения и отключения Цифровой Сети Виртуалисты потеряли немало территорий в самом многообещающем подконтрольном районе. Хоть Сеть и была снова запущена, теперь она оказалась наводнена Спящими. А они становятся всё ближе и ближе к тому, чтобы сравниться с Виртуалистами в компьютерных технологиях. Виртуалисты, когда-то считавшие себя хозяевами этого царства, теперь готовы проснуться, осознав, что раз уж Спящие проникли внутрь, они проникли туда навсегда. Сейчас, когда Виртуалисты распахнули дверь, чтобы впустить всех на свою игровую площадку, им придётся смириться с тем, что люди собираются заниматься вещами, которые им не понравятся. Многие Виртуалисты не желают этого делать, и доходят даже до того, чтобы жестоко сокрушать или сжигать различных Спящих, проникающих в Сеть. Вместо того, чтобы загнивать в Сети, объявляя её своим эксклюзивным владением, этим Виртуалистам надо сосредоточиться на предназначении Традиции как предвестника всего нового. В противном случае они станут всего лишь жалкими диктаторами в мире, медленно выскальзывающем из-под их контроля.

Теория и Практика
Естественно, что, являясь специалистами по компьютерным технологиям, Адепты Виртуальности преуспели и во всевозможных телекоммуникационных технологиях, информационных процессах и исследовании Цифровой Сети. По мнению Виртуалистов, у информации есть собственное течение. Некоторые Виртуалисты даже наделяют информацию целью или мотивами. В конце концов, виртуальные реальности - это всего лишь данные. Дальняя связь - просто передача информации. Даже физическое существование основывается на хранении информации. Если вы манипулируете фактами, реальность меняется в соответствие с ними. И всегда можно найти новые факты…

Вследствие умения управлять информацией и её передачей, Адепты Виртуальности разрабатывают четкие компьютерные процессы для манипулирования своим окружением. Пусть они и сильнее всего в областях эфемерных данных, многие Виртуалисты могут создавать «железо» и программы, чтобы производить всё, что угодно - от проецирования силовых полей до изменения собственной внешности. Разумеется, подобные процессы лучше всего работают в Цифровой Сети, но эти сложности не мешают Виртуалистам производить осторожные попытки взлома реальности с помощью подходящих технологий. Виртуалисты обожают новые приспособления, высокотехнологичные устройства и всё, что возносит их над собственными собратьями.

Как и можно было ожидать, «встречи» Адептов Виртуальности чаще всего проводятся с помощью телеконференций и проекций, нередко в безопасных убежищах Цифровой Сети. Инициация? Как только возможный юный Виртуалист справится с впечатляющей задачей или расщелкает сложный код, он принимается в группу - если только он не является абсолютным социальным тормозом среди техно-чудиков. Обучение? Какое обучение? Отдельные Виртуалисты получают набор своих навыков, основываясь на опыте и простой решимости, в сочетании с индивидуальным мнением о том, что же является важным. У Адептовв Виртуальности нередко бывает какой-нибудь счастливый талисман, день памяти боготворимого хакера (часто это день рождения Алана Тьюринга) или даже они разговаривают с компьютером как с другом, домашним животными или нечистой силой в ящике.

Сфера Специализации: Связи

Распространённые Фокусы: Компьютеры (само собой), кибернетические импланты, ритуалы хакерства, математика, программы, сенсорное оборудование, устройства наблюдения

Концепции: анархист, взломщик, исследователь, музыкант, панк, ученый, новичок в технике, писатель

Цитата: Снаружи находится новый мир, который только и ждёт, чтобы мы прикоснулись к нему. Я дам тебе разум и открою дверь... тебе надо просто сделать туда шаг.

Стереотипы

Акашийское Братство: Интересная ментальная дисциплина, но слишком уж полагаются на тело как на основу всего.

Небесный Хор: Я — Бог из Машины.

Культ Экстаза: Могу гульнуть с этими ребятами. Но лучше всего, если по счетам будут платить они.

Толкователи Грез: Вернитесь к реальности. Если есть центральное отопление, то пещеры стоит забыть…

Эвтанатос: Жутковатые ребята, но совершенно невежественные.

Орден Гермеса: Кое-кто из них небезнадежен. Но большинство же слишком увязло в своих «свитках заклинаний», чтобы освоить новые приёмы.

Сыны Эфира: Наши товарищи по оружию!

Вербена: Всё, что есть плохого в Акашийском Братстве, но без чего-либо хорошего.

Пустые: Если бы они чуток встряхнулись, то были бы вполне ничего.

0

6

Небесный Хор (Celestial Chorus)

Небесный Хор - одна из самых непонятых Традиций среди всех Девяти. Хоть она и безусловно религиозна, но вовсе не сосредоточена на одной конкретной религии. Единый и Основы, которым поклоняется Хор, превыше божества какой-либо отдельной веры. Все люди являются частью вселенской Песни, величественного сияния Чистоты и Основы. Когда человечество вновь объединится для поклонения им, Основы снова станут целостными, песнь - явственной, и вселенная будет исцелена.

История
Как и Акашийское Братство, Небесный Хор утверждает, что является одной из первых Традиций. Не обязательно в своей нынешней форме, но как воплощение философии и преклонения, которые были частью вселенной с момента её сотворения. Корни Хора прослеживаются в гимнах и восхвалениях, которые можно проследить на тысячи лет назад - его появление в качестве Традиции датируется примерно эпохой Эхнатона. С тех пор Хор имел невероятно сильное влияние на человеческую историю, не в последнюю очередь потому, что Традиция яростно настаивает, что её обязанностью является защищать Спящих и вести их к Восхождению через постижение Единого.

С самых ранних своих дней Хор побуждал людей к поискам песни, которая объединит их в ожидании лучшего состояния, небесной гармонии. В некоторых эпохах и местах Хор подавал пример и основывал религии терпимые, открытые и полные надежды. В других случаях Хор сбивался с пути, навязывая своё восприятие Единого единственным способом, не признававшим никаких отклонений. Являясь то жрецами, то еретиками, Хористы искали вдохновения в чём-то большем, нежели человечество, в созидательной силе, которая могла бы объединить всех людей под своей властью.

К сожалению, Хор не всегда бывал чистым и правым, даже в своём желании помогать. Многочисленные эксперименты Хора по поискам «истинного пути» открыли двери для догматических расколов в нетерпимых церквях католицизма и ислама Темных Веков. Хор, чьи истоки лежали в греческих и римских храмах, медленно развивался в форму, больше напоминающую католическую церковь. Всем Хористам известно об участии их сообщества в Инквизиции и в крестовых походах, причем с обеих сторон. Пусть у Инквизиции и могла быть идеальная цель - уберечь мир от опасных воздействий - их яростная вера стала мешать их проницательности и принятию справедливых решений. Новых Хористов предупреждают о необходимости держать разум открытым, оставаться сосредоточенными на единстве и помнить, что все пути проложены Единым и Основами. Ученики также узнают о связи Традиции с Кабалом Чистой Мысли, небольшой группой внутри Нового Мирового Порядка. Хотя оба этих объединения и зародились как единое целое, Кабал Чистой Мысли отрёкся от идеи, что все люди, вне зависимости от веры, могут стать частью их Единого Мира.

Многие убеждены, что именно отделение Кабала Чистой Мысли от Хора привело к падению Традиции. Хотя они и обладали значительной властью в Средние Века, многие Хористы были признаны еретиками за их раскольническое признание чужих верований в равной мере правомерными путями к Единому, и некоторые настолько яростно цеплялись за свои воззрения, что сражались даже с собственными собратьями. Бескомпромиссные устремления Церкви в сочетании с её материальной алчностью побуждали людей принимать идеи Кабала Чистой Мысли о том, что необходимо развивать людские массы, вместо того, чтобы трудиться в надежде на лучшую жизнь в посмертном мире. В итоге сила веры слабела одновременно с подъемом Ордена Разума. Члены Хора покинули шатающиеся устои церкви, нередко преследуемые как церковниками, подкупленными материальными дарами Ордена, так и собственными орденскими воинами.

Тучи Ордена Разума и Технократии сгущались все сильнее, и Хор искал прибежища в небольших общинах, светских объединениях, мистических культах и небольших течениях. Сломленный хребет религиозных верований больше не поддерживал Хор, и его представителям пришлось прятать свои чудеса среди Масс, становясь предводителями или приверженцами небольших групп. Воззрения Хора по-прежнему остались сосредоточенными на святом единении, Священном Городе, где всё человечество сможет слить свои голоса в гармонии с Песнью Творения, но эта цель медленно выскальзывала из их рук. Как ни забавно, но лишь это повсеместное поражение смогло по-настоящему объединить разнородные фракции Хора, хотя даже сегодня они относятся друг к другу с подозрительностью и настороженностью. Люди по-прежнему хотят верить. Есть жажда чего-то большего, людское стремление, на которое отзывается Хор. И Хор раздувает пламя веры из любой крошечной искры исканий.

Организация
Хор придерживается более строгой структуры, чем любая другая Традиция, за исключением Ордена Гермеса. Иерархия организована по образцу ранней католической церкви. В ней существует система рангов, основанная на давности вступления в Хор, ответственности и магических способностях. Коммуникация внутри Хора достаточно проста, поскольку каждый младший Певчий знает своих начальников и подчинённых и может передавать информацию дальше. Однако многие противники Традиции указывают, что система рангов подталкивает Певчих забывать о своей истинной цели и сосредотачиваться на продвижении вверх. Такая точка зрения оправданна - некоторых Хористов больше интересует официальное признание, чем помощь другим - но Хор отстаивает свою систему. По их словам, она создана, чтобы обучать новых членов и позволить более опытным мудро руководить Традицией.

Хор заполняют голоса из всех слоёв общества и уголков мира. Певчим может стать любой, наделённый верой в Единого и желанием помогать. Вообще-то Хористы даже не обязаны быть религиозными, они просто должны верить, что где-то там существует нечто большее, чем они сами. Стремление Ученика достичь гармонии куда важнее, чем добуквенное следование догмам. Тем не менее, некоторые типы людей именно эта Традиция привлекает чаще, чем другие - Хористами склонны становиться медсёстры, работники социальных служб, инвалиды, священнослужители и учителя.

Фракции
В Хоре наличествует бесчисленное количество фракций. Хотя Традиция и делится по религиям, она, также, подразделяется и согласно подходам к религии или поискам божественного. Эти разнообразные фракции, как и остальная Традиция, нередко являются свободным объединением людей, которые способны прийти к согласию лишь по некоторым базовым принципам. Всё больше и больше Хористов сегодня отрекаются от фракционализма в пользу истинного единства всех членов Традиции.

Живя в отдалённых уголках земли, Пустынники (Anchorites) занимаются поиском личной мудрости и спасения. Отшельники не столько составляют фракцию, сколько являются группой индивидуумов, отрицающих структуру Традиции. Каждый из них стремится лично причаститься к божественному. Изредка они общаются с «реальным миром», но большинство считают влияние материального мира разлагающим и быстро возвращаются к своему отшельничеству. В единении с дикой природой и неведомыми сущностями многие Отшельники развивают прочную связь с магией Духа.

Консервативные Хористы склонны объединяться под эгидой Септариев (Septarian). Они осуждают сотрудничество Хора с остальными Традициями, утверждая, что влияние других магов приглушает священную песнь нестройной технологией и еретической магией. Они утверждают, что только Хор обладает истинным пониманием единства. Пусть их влияние внутри Традиции невелико - у Хора слишком много врагов, чтобы заводить ещё и новых — многие Хористы разделяют хотя бы часть их воззрений по поводу других магов. Септарии изучают магию Основ, очищая свои души, чтобы приблизиться к собственному видению слияния с Единым.

Противоположностью Септариям являются Свободомыслящие (Latitudinarians), призывающие к полной перестройке Традиции по отличному от католического образцу. Свободомыслящие убеждены, что средневековое устройство Хора слишком его ограничивает, и что Традиция должна измениться, чтобы принять не только другие религии, но также и структуру верований других Традиций. Разумеется, у каждого Свободомыслящего есть собственное понимание того, что приемлемо, а что — нет, но все они сходятся на том, что Традиция должна обрести более открытую форму, большую степень свободы суждений и большую терпимость к магии других Традиций.

Самыми открытыми из Хористов как правило являются Монисты (Monists), стремящиеся к единственной и единой церкви. Как может Хор принести единство человечеству, если не способен добиться единства в собственных рядах? Монисты стараются уладить разногласия между другими фракциями и религиями, добиваясь разрешений компромиссов для создания единой церкви. Их целью является не следовать какому-либо общему догматическому «истинному и верному» пути к божественности, но открыть двери для всех способов понимания Единого как одинаково верных. Пусть и сталкиваясь со значительным сопротивлением, Монисты весьма убедительны и терпимы к собственной Традиции. Кроме того, они поднаторели в поисках союзников среди непримиримых групп. Они работают с элементами Основ, которые позволяют им наглядно демонстрировать общие истоки всего Сущего.

Александрийское Общество (Alexandrian Society) стремится примирить религию с наукой, неся научные идеи религиозной пастве. Для них процесс открытия и постижения уже сам по себе является священным, и научные дисциплины - неотъемлемая часть поисков Бога. Пусть их иногда и обвиняют в том, что они дают убежище элементам, симпатизирующим Технократии, Александрийцы верят в право каждого индивидуума искать баланс между наукой и верой. Более того, они осуждают Технократию, как стерильное и бездушное творение. Изучая науку, Александрийцы оттачивают своё понимание Материи, чтобы понять, каким образом она олицетворяет свойства, присущие богу.

Сыны Митры (Sons of Mithras) составляют небольшую, но воинственную фракцию, которая исповедует древнеримский культ митраизма. Эти воины всё ещё таят обиды на Хор за преследования митраизма со стороны христиан, но служат стойкими поборниками Хора в убеждении, что все имеют право на защиту в ходе своих божественных исканий. Сыны Митры по-прежнему остаются в своём роде подпольным культом, но они хотя бы признаны современным Хором. Большинство Сынов изучают Силы, которые являются проявлением Митры, их бога воинского могущества.

Дети Альби (Children of Albi), по сути, являются остатками существовавшего во времена Крестовых Походов движения альбигойцев, которые придерживаются мнения, что материальное и божественное - это разные миры, и что лишь отрицание материального позволит вознестись к духовному. Как и в случае с другими группами, которые подверглись гонениям во времена Крестовых Походов, Дети испытывают неуверенность по поводу своего вступления в Хор. Они строго разграничивают Церковь и государство в убеждённости, что государство принадлежит к материальному - а поэтому и к порочному - миру, и придерживаются священных текстов, отвергнутых поздним христианством. Дети Альби также изучают магию Основ, чтобы постигнуть неизвестное, а также священный мир, в противовес порочному материальному миру.

Нашимиты (Nashimites) — это культ гностиков, чьи воззрения похожи на альбигойские, но истоки которых куда глубже. По их мнению Единый способен вместить все элементы творения, и его волю движение людских душ определяет. Таким образом Нашимиты верят в существование по-настоящему малтеистического божества, поскольку, если порочной становится душа человечества, таким же становится и Единый, утративший чистоту. Естественно, что Нашимиты трудятся, распространяя идеалы света и сострадания среди максимально возможного числа людей, надеясь поднять человеческие души на более высокий уровень, чтобы за ними последовал и Единый, улучшив вселенную. Как и Дети Альби, Нашимиты изучают Основы, чтобы познать состояние Единого.

Самая загадочная и раскольническая группировка - Храмовники (Knights Templar), воссоединившаяся с Хором совсем недавно. Хоть они и яростно защищают свои старинные традиции христианства, они также придерживаются и необычных обрядов, передававшихся в течение многих веков. Кроме того, их структура весьма законспирирована. Подобное устройство вовсе неудивительно, учитывая исторический «конец» Храмовников, организованный церковью и правителем, который осудил Рыцарей ради того, чтобы заполучить их деньги. Современные Храмовники - это воители веры, носящие оружие, чтобы защищать свои христианские убеждения, сражаться с врагами веры и Хора. Некоторые Храмовники по-прежнему открещиваются от связи с Хором, поскольку Традиция принимает другие религии, но большинство считают Технократов большими предателями идей божественно дарованной человечеству способности мыслить и свободы воли. Если другие Хористы в своём стремлении к богу стремятся к объединению человечества, Храмовники сражаются за добродетель с беспримерным рвением, подкреплённым их магическими мечами, передаваемыми по наследству доспехами, пулемётами и военной дисциплиной. Неудивительно, что Храмовники изучают Сферу Сил, которая проявляется как истинный Гнев Божий.

Философия
Ничто так не характеризует человечество, как его способность стремиться к богу. На определённом уровне каждый индивидуум знает о существовании этой искры, этого высшего идеала, высшей силы. Даже самое порочное и извращённое чудовище признаёт эту божественность, пусть и через умышленное отрицание, но единство готово принять всех. Подобно разрозненным осколкам Единого, рассеянным по всему миру, люди стремятся к общей цели, которая сможет их объединить. Чистота песни сливает множество голосов в один в высочайшей гармонии, которая объединяет их всех и создаст нечто новое и прекрасное, чего не смог бы породить никакой одиночный голос. Из этого хора рождается песня великой целостности. Даже трения и разногласия уносятся прочь великой песней. Так сможет слиться и само человечество, когда великое единение подарит всем мир, понимание и божественную благодать.

Недостатки
Слабые стороны Хора так же очевидны, как и сильные. Внешне может показаться, что Хор состоит из толпы энергичных людей, которые согласны, что существует одно божество и что это божество является Единым и Основами. Однако между отдельными религиями Хора существуют разногласия. Католики и англиканцы по-прежнему ссорятся, иудеи и мусульмане не очень-то доверяют друг другу - у каждой группы есть претензии, по меньшей мере, к какой-то другой. Они все могут в итоге считать, что поклоняются Единому, но не способны по-настоящему избавиться от своих личных религиозных убеждений. Разумеется, этот недостаток стоит на пути к цели Традиции по объединению человечества. Если они не могут сойтись во мнениях по поводу собственной философии, как они будут вести всех людей к взаимной гармонии? Весьма забавно, что у Традиции, посвятившей себя единству, история переполнена конфликтами и притеснениями, возникавшими в ходе непрестанных споров о том, какую форму должно принять это единство.

Теория и Практика
Основной символ веры этой Традиции - вселенский Ом, песнь, которая была пропета до того, как время стало временем. Эту Песнь начал Единый, и она рассыпалась в бесконечной гармонии, превратившейся во всех детей Единого. Спящие и Певчие - так Хористы называют своих представителей - равно являются детьми Единого, и все они - часть Песни. Пусть и кажется, что Традиция состоит лишь из христиан, в ней представлено множество других религий. К Хору присоединяются и иудеи, и мусульмане, и баптисты и язычники. Они продолжают исповедовать свои религии в процессе постижения того, что используемые ими имена богов - неотъемлемая часть Единой силы, которая и есть источник божественности и света.

Сила этой Традиции заключается в её преданности высшим идеалам. Идеальный Хорист должен быть таким, каким должен быть хороший христианин, хороший мусульманин, хороший иудей или хороший язычник - добрым, милосердным, сильным, верующим и бескорыстным. Хористы самозабвенно помогают другим людям, как Спящим, так и Пробуждённым, и выступают против притеснений и ненависти. Эта Традиция может быть мирной, но она, определённо, не чурается насилия. Священная война всё равно остаётся войной, и святые воины страшны на поле боя.

Магия - это воля Единого, и певцы просто открывают себя для неё. Они становятся каналом для Песни и позволяют потоку гармонии наполнить их души и голоса. Ни один человек не способен ни на что большее, кроме как управление потоком магии. Маги — просто руки и персты Единого и Основ. Песнь - это великая симфония творения, и Хористы способны высвободить эту симфонию, пусть и ненадолго, с помощью смертного сосуда, который обретает единение с богом. Поскольку Хористы твердо сосредоточены на метамагической и метарелигиозной идее, областью их компетенции являются Основы, Сфера, которая имеет дело с самой материей вселенной. Основы - это непосредственное магическое проявление Единого.

На уровне физических проявлений усилия Хора часто принимают форму распространённых церковных забот, вроде бесплатных кухонь, бесплатных медицинских клиник или заботы о больных и одиноких. Маги аргументируют, что если материальные нужды людей удовлетворены, они более склонны проявлять доброту к своим ближним. Кроме того, куда проще нести послание людям, если посланник сам находится среди людей. Стоять на кафедре - это, конечно, хорошо, но так вы не доберётесь до тех, кому по-настоящему нужно услышать песнь. Тот факт, что они сами подают пример, также является важным элементом того, как Хористы способствуют Восхождению.

Сфера Специализации: Основы.

Распространённые Фокусы: песнопения, свечи, молитвы, колокола, благовония, священные символы.

Концепции: археолог, дипломат, воспитатель детского сада, странствующий рыцарь, оратор, работник Армии Спасения, уличный проповедник, студент-теолог, разведчик.

Цитата: Единый славен и невыразим. Единый несёт в себе все имена, что когда-либо звучали. Прислушайся к песне, что нарастает внутри и вокруг тебя, и ты познаешь Единого и Основы.

Стереотипы

Акашийское Братство: Их песни сильны по отдельности, но им нужно научиться работать как единое целое.

Культ Экстаза: Они зрят божественное, но выбирают нечестивое.

Толкователи Грез: Единый носит множество обличий, но по-прежнему является Единым.

Эвтанатос: Единство заключается в жизни, а не в смерти.

Орден Гермеса: Тянутся к Небесам, но выбирают сделки с силами Преисподней. Они не уважают собственную силу и поэтому безответственно злоупотребляют ею.

Сыны Эфира: Творение — благородное занятие, но создание вещей еще не делает тебя Богом.

Вербена: Их вера далека от Единого - тело может быть храмом, но лишь душа является инструментом, что создает великую музыку.

Адепты Виртуальности: Не понимая божественной сути своего творения, они высвобождают форму без цели. Они наделены даром, но используют его без гармонии.

Пустые: Они делают себя глухими пред Песнью. Если их можно привести к свету, тогда надежда есть для всех.

0

7

Орден Гермеса (Order of Hermes)

Прародители Традиций, несравненные мистики, хранители ключей Небес - Орден Гермеса награждает себя разными титулами. Являются ли эти титулы истинными или же хвастовством, Орден отдал Традициям больше, обучил больше Архимагов и создал больше упорядоченных магических теорий, чем любая другая группа в Совете. Эти склонные к формализму труженики воли гордятся своими достижениями в высшей магии, мастерством ритуалов и заклинаний, славой знаменитых мудрецов, сведущих изготовителей артефактов и строителей Часовен. Однако за их единством скрывается мощная политическая интрига. Их расцвет уже в прошлом, унесённый прочь к мифам вчерашних дней. Их могущественнейшие Часовни уничтожены. Их новые Ученики отрекаются от древних кодексов ради современных приёмов. Орден выживал в течение столетий благодаря напряженной работе и целеустремленности, однако новое тысячелетие может ознаменоваться погребальным звоном по нему - или перерождением.

История
Историки Герметистов написали немало фолиантов и исследований, посвященных формированию Ордена. Большинство сходятся на том, что корни Герметистов лежат в Древнем Египте, где местная магия и иудейская Каббала слились в величественной и математической чёткости. Великие маги-священники Шумера, Вавилона и Египта заложили основы мистицизма с помощью письменности и языка. Магические символы и их значения привнесли в человеческое сознание новый способ восприятия вселенной, способ объединять и преобразовывать отдельные понятия. Историки Ордена указывают на двух Архимагов, стоящих за Тотом, египетским богом мудрости, впоследствии прозванном «Гермесом Трисмегистом» или греческим Гермесом Трижды-величайшим, в честь которого Орден и получил своё название.

Из Египта идеи мистических культов распространилась по Греции и Средиземноморью. Сочинения мыслителей, вроде Соломона и Пифагора, вдохновили слияние мистицизма и ясности в магических наработках различных групп. Гермес, символ коммуникаций, знаний, странствий и удачи, был частым покровителем подобных кругов. Тотские и герметические идеалы оставались рассеянными по подпольным сообществам в течение нескольких веков, временами прорываясь на волю в сознании великих философов, таких как Платон. Великий поворотный момент наступил в 332 году до нашей эры, когда Александр объединил Персию, Грецию и Египет. В этой империи путешествия и коммуникации позволили сличить различные версии Каббалы, гностицизма и персидской религии, породив первую сеть, считающуюся настоящей частью Традиции Герметистов.

Даже после упадка цивилизации эллинов, падения Рима и тому подобных катастроф, Орден Гермеса процветал. Могущественные тексты упорядочили алхимию, нумерологию, теологию и симпатическую магию. Культ Меркурия, римского аналога Гермеса, дружно разрабатывал могущественную магию и распространял герметические идеи среди сливок интеллектуального общества.

Со временем Орден Гермеса оказался под руководством Трианомы и Благоуста. Эти основатели, легендарные политик и исследователь, объединились, чтобы странствовать по Европе и собрать вместе тех, кто исповедует герметические и меркурианские идеалы. Дипломатические умения Трианомы подтолкнули многих присоединиться к группе, а новейшая парма магика - противомагический щит - Благоуста позволила подозрительно независимым труженикам века встречаться в относительной безопасности. Эти лидеры впоследствии стали Примасами, основателями великих Домов Ордена, передававших магические стили и традиции своим ученикам. Благодаря подобному наследию Орден выкристаллизировался как единая политическая сила, где каждый Дом вносил свой вклад и состязался внутри магического общества под революционным сводом правил их Великого Искусства, созданным Бонисагусом.

В ходе последующих столетий Орден пережил великие триумфы и падения. Тёмные Века видели их взлёт в качестве советников и мистиков, скрытых от глаз общества и тайно влияющих на него. Однако их Великий Эксперимент потерпел крах — из-за внутренних раздоров, высокомерия и постоянного заигрывания с инфернализмом. Тем не менее, Орден перестроился, постоянно расширяясь и присоединяя новые магические объединения. Старые Дома погибали или отбраковывались. Друиды Дейдне был полностью уничтожены по обвинению в том, что весь Дом продался демонам. Их обвинители, Тремер, впоследствии стали вампирами. Орден Разума, в ответ на мистицизм Герметистов, выследил множество герметических кабалов и Часовен, а Орден ответил тем, что направил свои несметные ресурсы и влияние на формирование Совета Традиций. Орден добился того, что Сферы были признаны присущей каждой Традиции системой овладения магией, но также обнаружил, что его отстранили от желанного лидерства в свежесформированном Совете. Ренессанс привнёс в Орден новые идеи, но неоспоримо указал на его крах как силы, открыто действующей среди людей. Уничтожение слишком многих оплотов Ордена вынудило Герметистов скрыться от взгляда обывателей, чтобы в итоге оказаться стёртыми со страниц истории Технократией.

С помощью тонкого влияния Орден сегодня трудится, чтобы знакомить массовое общество с простейшим мистицизмом и секретами Искусства. Пусть этот проект и далёк от успеха, он по-прежнему обеспечивает удивительно долгую отсрочку, особенно когда выходят в свет массовые тиражи герметических трудов. Однако вполне вероятно, что уже слишком поздно, чтобы этот проект принёс какую-либо пользу. С падением Дуассета, уничтожением Конкордии и смертью или насильным изгнанием большинства великих Мастеров, под ударом находятся обычные учителя и структуры Ордена. Послушникам, которых и Послушниками-то можно с натяжкой назвать, теперь приходится обучать Учеников с помощью своих рудиментарных, разрозненных знаний. Древние, старательно сберегаемые тайны во многих случаях утрачены навеки, а магические предметы и могущественные покровители уничтожены или заперты за враждебным Барьером. Те, кто выжил на Земле, могут лишь надеяться вспомнить, чему их обучали, и освоить всё, что возможно. Орден уцелеет, но он больше не будет тем Орденом, которым был.

Организация
У Ордена Гермеса, несомненно, самая строгая иерархия среди всех Традиций. Посвященные и Ученики должны находиться под началом Ментора, который обучает их основам магической теории и практики. После тяжелого ученичества (традиционно - до семи лет, но в современном мире срок нередко уменьшается) кандидат проходит испытание, чтобы быть признанным полноценным магом - испытание, которое может закончиться возвращением к ученичеству, или даже смертью. Будучи принятым, каждый маг получает собственный знак, как символ личных достижений. Хотя все маги, теоретически, имеют право голосовать на собраниях Герметистов, вопросы политики решаются Мастерами и амбициозными магами. Неоднократно политическое возвышение отодвигало на второй план потенциал морального и магического роста. Каждый шаг вверх по лестнице Ордена открывает более серьезные тайны, но также и делает ученика всё более обязанным Традиции в целом. Тех, кто добивается Мастерства, превозносят благодаря занятой высокой позиции и одаривают уважением за проявленную мощь, но они также и могут нажить политических противников. Каждый Мастер, в свою очередь, должен набрать и обучить нового ученика или группу учеников. Круг замыкается, и новых членов Ордена посвящают в его тайны, но одновременно всё сильнее вовлекают и в его внутренние распри.

У Ордена Гермеса есть подробный кодекс поведения, в котором прописаны основы внутренних отношений магов. Помимо прочего, Герметисты считают, что убежища должны быть неприкосновенными, им запрещено магическое наблюдение за другими Герметистами, они должны обучить хотя бы одного ученика, и им запрещено иметь дело с инфернальными сущностями. Разумеется, все эти правила сводятся к простой аксиоме - не попадайся. В Ордене процветает всевозможного рода испорченность. Нарушение правил карается не так строго, как нарушение правил политически неприемлемым способом.

Однако порядки в Ордене скоро могут измениться. После смерти на Земле опытных учителей и Мастеров, новые маги вынуждены учиться у Послушников, нередко обладающими фрагментарными знаниями. Будучи отрезанными от традиционной поддержки, политические фракции Ордена не имеют других вариантов, кроме как забыть о своих разногласиях или же уйти в блеске славы. Орден обнаружил, что у него нет другого выбора, кроме объединения, и многие его члены формируют для себя новое понимание Традиции.

Фракции
Орден делит множество своих магических стилей на Дома - группы, придерживающиеся курса, заданного их основателями. В прошлом существовало немало Домов, и пусть некоторые исчезли, всегда появлялось ещё большее число, чтобы заменить их.

Маги Дома Благоуст (House Bonisagus) вдыхают жизнь в основы учёности и познаний, которыми славился основатель Ордена. Эти маги глубоко погружаются в теорию магии. Множество великих открытий Ордена явились из сочинений магов Благоуста. Вследствие обстоятельного исследования магических источников и первопричин, эти маги нередко усиленно изучают Сферу Основ.

Дом Экс Миселланиа (House Ex Miscellanea) – что дословно переводится «Дом Разнообразия» - вырос из всё возрастающей необходимости привлекать магов, чьи исследования не имели бы аналогов в любых других Домах Герметистов, но которые желали бы изучать и исповедовать общие герметические принципы. Дом сформировался в Темные Века, и по-прежнему остаётся сильным. В нынешние дни он принимает некромантов, спиритов, исследователей фей, натуралистов, мистиков, кустарей, ремесленников и всех прочих, кто считает, что их таланты могут быть близки к другой Традиции, но стремящихся к четкой структуре и знаниям Герметистов. Древние Дома, затерявшиеся в веках, также включаются в этот союз.

Тактическое оружие Ордена можно найти в Доме Фламбо (House Flambeau). Несравненные исследователи Сил, Фламбо произошли от слияния маврского и испанского влияний. Они несут очистительный огонь в своем крестовом походе мщения против врагов Ордена.

Магия шансов и вероятностей легко вплетается в метаматематику Ордена благодаря Дому Фортуны (House Fortunae). Этот относительно современный Дом занимается нумерологией, теорией вероятности и плодом азартных игр - деньгами. Однако, в отличие от Технократов, они признают деньги магической концепцией и демонстрируют интуитивное понимание случайных событий, ведущее к управлению вероятностями. Естественно, эти маги склонны отказываться от принятого в Ордене сосредоточения на Силах в пользу собственного подвида Энтропии.

Функции могущественной внутренней полиции отданы на откуп Дому Янычар (House Janissary). Хотя Янычары не определяют законов Ордена, они обеспечивают их выполнение. Эти маги постоянно высматривают признаки внутреннего разложения - магов, совершивших неверные поступки или отклонившихся от идеалов Ордена. Затем Янычары решают проблему. Но кто будет сторожить сторожей?

Дом Квезитор (House Quaesitor), один из изначальных Домов, надзирает над законами Герметистов. Если Янычары служат в основном в качестве странствующих стражей порядка, Квезиторы председательствуют на Трибунале, решая вопросы, касающиеся закона и наказаний, создавая новые прецеденты или отметая старые, и решают судьбы магов, осуждённых за преступные действия. Квезиторы редко претворяют подобные решения в жизнь напрямую, но служат для интерпретации божественных, герметических, личных и людских законов. Довольно пугающий факт - Квезиторы сомнительно отличились, став волшебниками, впервые открывшими ритуал Гилгул.

На периферии распространённых практик Ордена находится Дом Шиэй (House Shaea) - группа, придерживающаяся ранних египетских атрибутов Ордена и пропагандирующая основы лингвистики в качестве ключа к пониманию мысли, восприятия и, таким образом, вселенной. Из этих элементов Шиэй извлекают знания, опыт и, в итоге, мудрость. Хотя другие Герметисты иногда презрительно отзываются о них как о простых писцах, эта преимущественно женская группа прилежно ведёт записи и несомненно хранит множество тайн, которые другие Дома страстно хотели бы узнать… или уничтожить.

Дом Солификати (House Solificati) является новейшим объединением на герметической сцене. Отдельные члены Солификати присоединились к Ордену после исчезновения их Традиций в Средние Века. Сейчас оставшиеся Дети Знаний, вместе с Учениками из Экс Мискелланиа, объединили силы своей бывшей Традиции, и добились признания ее в качестве полноценного Дома. Солификати - алхимики, практикующие материальную трансформацию в качестве метафоры эволюции людского в божественное. Они также экспериментируют с химическим просветлением в поисках метафизической субстанции, открывающей двери к высшему восприятию. Неудивительно, что Солификати обладают немалыми познаниями в Материи и изучают данную Сферу наиболее усиленно.

Возможно, самые странные из Герметистов, это члены Дома Тиг (House Thig), также известные как Дети Рубина или Тигель Тига. Эти современные техномаги объединяют технологии с символизмом Ордена. Вместо того, чтобы просто соорудить компьютер получше, адепт Тиг создаст магический. Там, где Технократ может полагаться на технологические новшества, маг Тиг сплетает духов и мистические силы в наукоподобную форму. Пусть они и являются чем-то вроде изгоев среди прочих Домов, перспективные новички Тиг демонстрируют большие надежды, комбинируя старинные герметические приёмы с идеями современного мира. Возможно, благодаря тому, что они не так сильно полагались на Мастеров и старых наставников, Тиг преуспели тогда, когда другие Дома были сильно подкошены в преддверии Воздаяния.

И, наконец, Дом Титал (House Tytalus), делающий особый акцент на совершенствовании через борьбу. Любое движение во вселенной происходит от взаимодействия противоположных, разнонаправленных сил. Дом Титал проецирует этот императив на каждый уровень бытия, и его члены постоянно находятся в поиске вопросов, проблем и испытаний, которые достойны их умений. Ни один маг Титала не будет удовлетворён почиванием на лаврах или тем, что добился «достаточно» - всегда есть более высокий уровень мастерства, требующий нового уровня совершенства и эрудиции. Титал, несомненно, стремится улучшить Орден, но их методы зачастую бывают опасными. Некоторые задаются вопросом, не вызывает ли их присутствие больше раздоров, чем оно того стоит.

Философия
Философия Герметистов является сложной и многоуровневой. Прежде всего, Герметисты выделяют стремление к совершенству. Это стремление проявляется в испытаниях, проверках, самопознании и соединении разрозненных структур, вроде несопоставимых языков или математических головоломок. В идеале, каждый индивидуум наделён Словом, божественным императивом, который направляет откровения личности. Исследуя границы этого Слова и все его значения, индивидуум поднимается до своей внутренней сущности, а затем и выше. Каждый шаг в этом процессе - испытание, требующее скачка восприятия, но также оно и открывает доступ к следующему пути. В итоге, человек проходит достаточно далеко, чтобы стать чем-то необъятно божественным.

Недостатки
Пусть Орден и отличается похвальным единством и сводом знаний, его политическая раздробленность и гордыня служат камнем преткновения на пути к просветлению. В истории Герметистов можно найти множество решений, принятых по эгоистическим причинам, ради политической выгоды или благодаря убежденности Герметистов в том, что их исследования ставят их выше забот других Традиций. Каждый Герметист проходит сквозь адский огонь расспросов на пути к знанию, и это с трудом отвоёванное знание ревностно оберегается и воспринимается как драгоценное зерно истины. Когда подобные идеологии сталкиваются, разойтись мирно невозможно.

В прошлом Орден яростно сражался за признание в Совете Традиций, ссылаясь на свои многочисленные вклады и магическую мощь. Внутри Ордена Дома боролись друг с другом за ресурсы, учеников, даже за пункты магических теорий. Не смотря на введение Диспутов для мирного решения споров, волшебники конфликтовали и убивали друг друга, когда их энергию можно было направить на достижение Восхождения или борьбу с врагами Традиций. Кроме того, Орден скрывал злодеяния и проблемы лишь ради того, чтобы использовать их в качестве рычагов в политических махинациях, и пытался заставить другие Традиции подладиться под его точку зрения. Ни одно из подобных действий не внушило другим магам любви к Ордену.

Что касается внутренних дел, Орден нередко ограничивает своих членов из-за их политической прозорливости. Если Мастер желает, чтобы был избран или отклонён определённый курс действий, Талисман сменил владельца, возвысилась или пала Часовня, судьбы других магов могут зависеть от того, находятся ли они на его стороне или нет. Исполненный благих намерений Ученик может обнаружить, что впал в немилость всего лишь за высказывание полезных идей, и обучение может стать очень сложным, если не пообещать потом отплатить, в частности — оказать услуги. Многих Герметистов настолько поглощают их политические устремления и личные поиски, что они теряют понимание прогресса в Восхождении и самосовершенствовании, вместо этого сражаясь в политической войне, которая подтачивает и распыляет их силы. После гибели большинства представителей высших эшелонов власти Герметистов, всё это склонно меняться - или же новая кровь может превратиться во всё ту же старую гвардию.

Теория и Практика
Орден обучает своих членов в соответствии со стилем Дома, но современное обучение нередко бывает весьма разносторонним и сосредоточенным на проблемах выживания. Согласно герметической теории, каждый индивидуум наделён божественной искрой и потенциалом самосовершенствования, но мало кто реализует его или готов к нему. Поэтому важно отделить зёрна от плевел. Пусть не-Пробуждённые ведут свои банальные жизни - нам нужно сосредоточить настоящее внимание и обучение на тех, кто способен им воспользоваться.

Герметическая магия в высшей степени сосредоточена на символизме, она призывает ангельские имена, чтобы открыть двери Творения, нередко на тайном енохианском языке. Благодаря этому языку ангелов, Герметист может выпустить на волю звуки и вибрации, резонирующие с основными элементами Земли, и подчинить их своей воле. В число других герметических элементов входят клинки, жезлы и посохи, традиционные инструменты, олицетворяющие насилие и власть, а также круги, треугольники и прочие геометрические символы, способные олицетворять направления, измерения или границы своей простой чистотой и математической точностью. Кое-какая магия духов полагается на древние договора, заключённые в былые дни. Точно также, как Герметисты увлекаются заключением сделок между собой, они нередко заключают сделки с духами, чтобы получить знания или поддержку, призывая потом этих духов с помощью особых символов или объектов. Некоторые символы, вроде Печати Соломона, даже считаются наделёнными бесконечной энергией или божественным доступом к ключам мироздания, поэтому могут использоваться для проведения заклинаний снова и снова.

Герметисты собираются и обучаются в Часовнях, как и прочие маги, но они знамениты тем, что первыми внедрили эту идею среди Традиций. Большинство Герметистов ведут двойную жизнь - Герметическое Слово и тайное имя отделено от повседневной жизни. В конце концов, несмотря на необходимость осваивать множество языков, эзотерическую математику и символогические труды, Герметисты должны быть способны выжить в современном мире, особенно когда так опасно входить в мир духов. По данной причине Герметисты держат свою истинную принадлежность в тайне, наподобие того, как это делают куда менее сверхъестественные объединения масонов и розенкрейцеров.

Сфера Специализации: Силы

Распространённые Фокусы: заклинательство на енохианском и других загадочных языках, пентаграммы и круги, Печати Соломона, специфические числа, посохи и жезлы, клинки.

Концепции: адепт тайного знания, бизнесмен, дипломат, федеральный чиновник, историк, лингвист, политик.

Цитата: Нам принадлежит гром, Слово и вдохновение. Когда все люди достигнут совершенства, тогда и наш Орден добьется славы!

Стереотипы

Акашийское Братство: Пусть мы с ними и стремимся к совершенству, им недостаёт инструментов и знаков, которые указали бы путь.

Небесный Хор: Их огонь некогда опалил нас, но наши устремления превосходят их простую надежду на внешнее божество.

Культ Экстаза: Без фокуса или дисциплины, они - лишь малые дети в Искусстве.

Толкователи Грез: Мы требуем верности у духов, а не потакаем их капризам.

Эвтанатос: Обычные убийцы, чьи деяния разрушают священную силу магии.

Сыны Эфира: В их игрушках есть магия, наподобие той, что в наших старинных артефактах, но они должны выйти за границы материального.

Вербена: Деревенские ведьмы и травницы.

Адепты Виртуальности: Так близки к открытию структуры магии, и так далеки от того, чтобы что-либо сделать с нею.

Пустые: Вот что бывает, если у магов не оказывается настоящих наставников.

0

8

Пустые (Hollow Ones)

Люди умирают, идеалы умирают, магия умирает, мир умирает. Пустые это уже поняли и приняли. Теперь, осознавая, что мир катится к упадку, они планируют насладиться этим падением. Погружаясь в нигилизм и отрицание устоев общества, Пустые расцветают среди готической утончённости и декадентской расслабленности.

История
Поскольку с формальной точки зрения они не являются Традицией, Пустые не занимают места в Совете Девяти, их не признают Традиции, и остальные маги как правило считают их ничем. Кроме того, они обделены роскошью богатых исторических библиотек. Вместо этого они называют своими основоположниками романтических поэтов, викторианских спиритуалистов, эмансипацию 1920-ых и современную культуру готов. Пустые и сами не могут прийти к общему соглашению касательно своих основ. Но куда больше их волнует, что они могут оттуда извлечь. Будучи смешанной субкультурой, они берут то, что им нравится, и отбрасывают остальное. Это относится равно и к людям, и к философиям, и к магии, и к верованиям.

Тем не менее, Пустые являются продуктом современного века, или скорее - его отрицания. Пустые презирают бурный темп современной жизни, впечатляющие, но, тем не менее, пошлые технологии массового маркетинга и банальное расслоение общества. Вместо этого они привержены идеям более элегантного века. Пустые попивают абсент, забавляются поэзией, радуются фетишистской моде и придерживаются привычек, которые подводят их к порогу смерти. Приближающееся Воздаяние лишь придаёт убедительности их вере. Если мир устремился к разрушению, они будут готовы к его безвременной кончине.

Организация
Среди Пустых бал правят клики. Вместо того, чтобы формировать философские фракции или направляемые Аватаром группы, эти маги просто околачиваются в небольших клубах или социальных сборищах. Клики обычно яростно конкурируют между собой и ревнуют друг друга, но способны отбросить в сторону разногласия, чтобы иногда работать вместе. Поскольку Пустые нередко происходят из неблагополучных или распавшихся семей - будь то богатых или бедных - они предаются любым формам пассивного сопротивления, какие только могут найти. А это означает встречаться вместе с другими людьми, пережившими подобный опыт. У них нет иерархии. Есть молодые готы и мертвые готы, но старые готы - это просто притворщики. Социальные клики, формируемые Пустыми - это единственные известные им настоящие семьи, и они яростно защищают их. Но, лишенные политической дальновидности, они отметают любые попытки по-настоящему «организоваться». Самое близкое к общности среди Пустых - это когда они выбирают кого-нибудь, чтобы тот говорил от имени клики. Или когда они состязаются за крупицы странного тайного знания или предметов, стремясь выглядеть устрашающими, либо сведущими в оккультных знаниях.

Фракции
Поскольку Пустые лишены организации и, по большей части, политики, у них не слишком много фракций. Как правило, их можно поделить просто согласно отношению к другим Традициям и обществу магов. Всё прочее зависит лишь от личных предпочтений.

Термин Советник (Councilor) иногда используется для обозначения Пустого, выражающего желание, чтобы Пустые присоединились к Традициям, но чаще всего подобных личностей называют «предателями» или «фашистскими свиньями». Некоторые Пустые полагают, что у Традиций можно многому научиться, или жаждут чувства сопричастности. У кого-то есть друзья в Традициях или они изголодались по политической борьбе. Подобные маги обычно быстро перегорают. Совет не воспринимает их всерьёз, а остальные Пустые обычно высмеивают их амбиции.

Те, кто яростнее всего настроены против Совета, зовутся Революционерами (Revolutionaries). Они могут соглашаться, что Технократия - отстой, но считают, что Совет Традиций всего лишь другая деспотическая система. Эти Пустые хотят вообще остаться в стороне от обеих враждующих группировок и просто мирно умереть.

Большинство Пустых не принадлежит ни к одной определённой фракции. Они слоняются, наслаждаются клубной жизнью, проводят время со своими кликами и треплются на различные темы - от современной экономики до духов, предположительно обитающих на местном кладбище.

Философия
Хоть Пустые и не верят, что мир обречён, они считают его довольно поганым местом. В результате, они спешат воспользоваться любыми доступными удовольствиями и поощряют болезненное восприятие у окружающих. Тем не менее, они наделены неуёмным любопытством, стремлением проникнуть под поверхность вещей и увидеть, как же всё работает по-настоящему - в беспокойное нутро общества. Там, где прочих магов побуждает определённый аспект магической теории или некая цель Пробуждённого, Пустым может в равной мере двигать как желание провести свободный вечер в сибаритской расслабленности, так и стремление откопать кусочек эзотерических знаний.

Недостатки
Бывают дни, когда Пустые даже не хотят приложить усилий, чтобы вылезти из кровати. Такое отношение ведёт к поражению. Хотя Пустые и являются открытыми и гибкими, их сложно побудить начать беспокоиться хоть о чём-нибудь. В результате, они мало чего добиваются. Они - дети с нереализованным потенциалом, которые не желают вписываться в «нормальное» общество или меняться, чтобы приспособиться к нему. Лишь немногие достигают какого-либо уровня реальных способностей и обретают сосредоточенность, чтобы стремиться к Восхождению или какой-нибудь иной цели. Они могут проводить целые ночи, попросту сидя на заднице и не делая ничего полезного.

Теория и Практика
Величайшее преимущество Пустых может проистекать из отсутствия убеждений. Поскольку они отказываются признавать что-либо, имеющее очевидную ценность, то раскапывают всевозможные знания и комбинируют их со своим собственным стилем. Хоть Пустые и склонны растекаться мыслью по древу, обращаясь как к спиритуалистам конца 1880-ых, так и современному неоязыческому нигилистскому фетишизму, они желают попробовать это всё хотя бы один раз - особенно, если это подарит им уникальную точку зрения или способ произвести впечатление на свою клику.

Для Пустых Восхождение — далёкая цель, которой можно никогда не достичь. Разумеется, они могут чувствовать тягу Аватара, но если вы умрёте завтра, так ничего и не добившись, зачем беспокоиться?

Однако такого рода апатия предоставляет им свободное время для исследования множества разных дорог, и, по иронии судьбы, позволяет некоторым из них найти просветление в самых странных уголках и занятиях. В целом, Пустые не верят в какое-либо глобальное Восхождение. Люди, как правило, являются засранцами, которые не побеспокоятся, чтобы хоть что-то улучшить, поэтому пытаться изменить их - напрасная трата времени.

Применяя эклектичные приёмы, позаимствованные у множества различных стилей, Пустые не имеют настоящей магической специализации или типичного фокуса. Многие начинают с лёгкого оккультизма, а затем развивают собственный стиль, изучая любую магию, которая придётся им по вкусу. В результате Пустые могут пользоваться в качестве фокуса практически чем угодно, до тех пор, пока у них есть понятие, что же именно они делают. Пустому, использующему компьютер, лучше бы иметь какое-то понимание этой машины, а использующему Сантерию стоит прочитать хотя бы пару книг по теме. В результате они демонстрируют неоднородный подход к магии, наделяющий их гибкостью, с которой не может сравниться ни одна другая Традиция.

Сфера Специализации: Отсутствует.

Распространённые Фокусы: тайные обряды, кровь, кристаллы, гримуары, поэзия, руны, сеансы, спиритизм, викторианские ритуалы... по сути, почти всё что угодно.

Концепции: клаббер, поддельный вампир, член готической группы, медиум, оккультист, поэт.

Цитата: Я собираюсь сплясать на пепле этого сгорающего мира. Зачем вы тратите время на то, что исчезнет уже завтра?

Стереотипы

Акашийское Братство: Им стоило бы вытащить головы из своих Акаш и увидеть, какой гнойной дырой на самом деле является мир.

Небесный Хор: Как будто мало мне проблем с родителями, пытающимися отправить меня в церковь, и людьми, твердящими, что я попаду в ад.

Культ Экстаза: Вставай, ложись, загнись.

Толкователи Грез: По крайней мере, они осознают, что мир умирает. Теперь им стоило бы перестать зря терять время.

Эвтанатос: Эти ребята одарили черные мантии дурной славой.

Орден Гермеса: Что за кучка раздувшегося дерьма! И они, и все эти их фаллические символы.

Сыны Эфира: Знаете, стиль сумасшедших учёных меня не трогает.

Вербена: Ну ладно, я могу оценить викканский опыт, но зачем так на нём так зацикливаться?

Адепты Виртуальности: Забавные игрушки. Но тот, кто умирает на куче игрушек, всё равно будет мёртв.

0

9

Сыны Эфира (Sons of Ether)

Не вся наука должна быть банальным и жестко регламентированным процессом, как это провозглашает Технократия. Так утверждают Сыны Эфира, и они претворяют в жизнь именно то, что исповедуют. Сыны Эфира пользуются всем - от безумных чудес науки викторианской эпохи до ультрасовременных альтернативных научных теорий. Если другие техномаги исследуют новые миры, Сыны Эфира берут выброшенный мусор технологии и превращают его в порождения своей фантазии. Для них не бывает слишком странных изобретений, слишком причудливых теорий - они находят способ модифицировать и использовать что угодно. Противоречия? Невыполнимость? Чепуха - есть лишь двери, пока ещё не открытые Наукой!

История
У Сынов Эфира, чьи корни прослеживаются до Средних Веков и которые в последнее время пережили серию изменений, весьма сложное прошлое. Фундаментальные принципы Традиции описаны в документе под названием Китаб аль-Аласир, Книге Эфира, в которой ранние философы выдвинули идею науки, базирующейся не на наблюдениях, а на вере. Этот документ, предположительно основанный на трудах древних философов и переведённый с помощью нескольких систем тайнописи, в итоге всплыл в Испании 12-ого века, где пара инициативных мистиков - кустарь-Герметист и Храмовник - отнеслись к этому учению всерьёз. Они создали Гильдию Натурфилософов, направленную на изучение метафизики и мистицизма. Совместно с наиболее здравомыслящими тружениками Ренессанса, эти гильдийцы устремились к созданию новых творений и изобретений. Однако, если Орден Разума провозглашал рациональное и постижимое состояние вселенной, Гильдия полагала, что творение работает благодаря искре гения в человеке, что вселенная безгранична до тех пор, пока её таковой считают.

Гильдия Натурфилософов сумела выжить, пусть и в неявной форме, укрывшись среди различных групп творческих первопроходцев, так никогда по-настоящему и не объединяясь со времён своих основателей. Тем не менее, эпоха Ренессанса сменилась веком технологий, благодаря которому появились возможности, о которых раньше человечество не могло и мечтать. Те, кто сумел разглядеть эти возможности, кто стремился к чему-нибудь значительному вместо отрицания перспектив, по-прежнему несли знамя Гильдии до тех пор, пока она не оформилась в качестве признанной части Ордена Разума. Искра в буквальном смысле разгорелась одновременно с освоением электричества, поскольку эти учёные образовали группу Инженеров Электродинамики.

Добрую половину столетия Инженеры пропагандировали чудеса электричества, ценность экспериментального наблюдения и силу исследовательского духа. Их методы отступили пред лицом более рациональных устремлений новой Технократии. Желая погрузиться в неизведанное, оставшееся на задворках диких теорий и дискредитированных наук, Инженеры угрожали технократической идее безопасного, стабильного, систематичного научного мира. Осуждая методы Инженеров, Технократия наложила на них санкции, вплоть до публичного осуждения их любимых теорий. То, что Технократия объявила эфир фикцией, стало последней каплей. Конвенция взяла себе новое название - Сыны Эфира - и обратилась за помощью к Традициям.

В ходе нескольких следующих десятилетий, Эфириты альтернативным путём развивали современные теоретические науки и обновляли старые. От ранцевых двигателей до квантовой механики, от математики хаоса до эфирных кораблей - они всюду воплощали свою приверженность истинно вдохновенной науке в многочисленных оригинальных изобретениях. Их путешественники пересекали земной шар в качестве героев, чьи деяния – которые были слишком невероятными, чтобы зафиксировать их как факты – просачивались, вместо этого, в массовую литературу. И они продолжали мечтать - и строить.

Сегодня Сыны Эфира занимают видное место в Совете Традиций. Хотя многие считают их ненормальными или просто неуравновешенными, их устройства и изобретения иногда работают там, где другая магия бессильна. А их близкое знакомство с технологией наделяет их преимуществами в борьбе с Технократией. Поскольку наука проникает в бесконечное множество более тонких сфер, у Сынов Эфира появляется ещё больше новинок для изучения. Квантовая теория приемлет субъективное восприятие вселенной. Теория темной материи постулирует существование окружающего нас незримого, но массивного вещества — эфира. Сыны Эфира всегда обновляли старое, и это проявляется и в жизнеспособности их Традиции.

Организация
Учитывая беспокойную и хаотичную натуру большинства Эфиритов, неудивительно, что и сама Традиция им под стать. Учениками их обеспечивают научные аудитории и философские дискуссии. Причем нередко после открытия природы Китаб аль-Аласир - после того как истинный Учёный незаметно оставит экземпляр книги рядом со студентом. Студент, способный прорваться сквозь барьеры традиционной логики и реализовать собственные теории вопреки свойствам вселенной, может начать ученичество в качестве истинного Сына Эфира.

Единожды начавшись, развитие студента идет согласно академическому порядку. Эфириты ведут переписку и печатают журналы и газеты для пропаганды своих теорий. Публикация в «Парадигме» - журнале Эфиритов, посвященном универсальной науке - престижнейший из подобных трудов, но другие издания и публикации также могут иметь вес. Те, кто постоянно создают полезные и интересные теории - особенно те, кто собирают на их основе функционирующие устройства - заслуживают признания. Чем лучше развит студент и его теории, тем больше он заслуживает похвал. В итоге Сыны Эфира получают звания, такие как Доктор и Магистр Наук.

Раньше Верховной Палатой, руководившей всей Традицией, была Часовня Горизонт, расположенная недалеко от Парижа, но сейчас для обсуждения развития Традиции Учёные собираются в более незамысловатых помещениях. Как правило, Магистры Наук и Доктора составляют Верховную Палату, которая служит частично парламентским, а частично — академическим объединением. Однако, пусть студент и может служить в качестве «грубой рабочей силы», каждый истинный Учёный помнит, что вдохновение это глубоко личный подход, и придаёт значение идеям любого Эфирита. Теоретически.

Фракции
Эфириты склонны сбиваться в группы – даже несмотря на крайние несовпадения своих теорий. Часто несколько научных специалистов обмениваются знаниями в своих областях работы, чтобы совместно работать над крупным проектом, для которого требуются все их познания. Фракции Эфиритов, как правило, возникают из подобных объединений. Некоторые сообщества достаточно стабильны, чтобы привлекать новых членов и оставаться однородными.

Эфиронавты (Ethernauts) - пионеры космоса, исследующие пределы вселенной и других измерений в поисках новых чудес, чтобы принести их на Землю. Они посещают другие миры на своих мощных эфирных кораблях, саботируют работу Исследователей Неведомого и привозят образцы диковинок. Благодаря невероятным познаниям в области Материи некоторые из этих первопроходцев разработали теории, способные защитить их корабли от штормов, бушующих между стенами измерений, и их когда-то осмеиваемая группа может стать мощным инструментом по исследованию Умбры.

Хорошо организованные Утописты (Utopians) хотят с помощью Науки построить на Земле лучшее будущее. Эти Учёные не только распространяют эффективные устройства для улучшения качества жизни, но также и эффективные идеи - выражения чудес, надежды и единства. Их чувство социального долга заставляет их помогать другим и создавать необычные теории, доступные всем.

Немногочисленные оставшиеся Кибернавты (Cybernauts) - странники по Цифровой Сети, стремящиеся подчинить её своим желаниям. Эти Эфириты страстно верят, что Сеть является следующим полем боя Пробужденных, и что сознание Спящих сделают выбор именно там. Разумеется, у большинства магов - то есть, Учёных - в наши дни есть намного более важные дела на Земле, поэтому фракция Кибернавтов теряет популярность. Тем не менее, Сеть - идеальное место, чтобы опробовать теории в виртуальном пространстве, где они с куда меньшей вероятностью повредят реальному миру.

Прогрессоры (Progressivists) желают модернизировать Традицию, начиная с внутренней политики и структуры и вплоть до переработки теории и практики. Эта преимущественно женская фракция утверждает, что Традиция в ходе последних лет плохо справлялась с поддержанием социального развития, и что тенденция Эфиритов полагаться на устаревшие социальные конструкции и устаревшие технологии слишком ограничивает Традицию в целом. Большинство Прогрессоров хотят начать с переименования Традиции и введения более демократической системы правления.

Термин Безумный Ученый (Mad Scientist) относится к тем Эфиритам, которые явно склонны создавать опасные устройства сомнительного назначения. Печально, но факт - гений Эфиритов нередко сочетается с некоторой неуравновешенностью, или со стремлением воспринимать «большую картину» в том виде, в каком она не соответствует сути задачи. Эти Эфириты породили легенды, подобные Доктору Франкенштейну, чьи достойные усилия были извращены до печального результата. Они являются не столько частью единой фракции, сколько примером известного феномена, существующего внутри Традиции.

И, наконец, Авантюристы (Adventurers) - Учёные, которые полагаются не только на свое научное мастерство, но и на физические способности, сообразительность и смелость исследовать новые области мира, сражаться со «злодеями» и совершать героические поступки. Хотя многие могут насмехаться над ними как над упрощенцами, четырёхцветные наследники Дока Сэвиджа и Джона Картера определённо наделены некоторой ностальгической привлекательностью. Современные Авантюристы исповедуют более прагматичный подход, используя свою поразительную Науку для создания фантастических, но зачастую замаскированных, доспехов и оружия, чтобы с их помощью проводить свой крестовый поход против преступников, лицемеров и безумцев. Опять-таки, они являются не столько реальной силой внутри Традиции - нет никакого «Легиона Супергероев» - сколько новым подвидом ученых.

Философия
Если Технократы изучают вселенную как статичный шаблон, объяснимый с помощью соответствующей науки, Сыны Эфира отрицают подобное мнение, считая его глупым. Вселенная слишком безгранична и её изменения слишком многообразны, чтобы ею могла управлять какая-либо единая формула. Разумеется, сам факт наблюдения влияет на результат, как выяснила сама Технократия в ходе признания квантовой науки. Поэтому открытие и изобретение являются личными процессами, направляемыми удивлением и вдохновением индивидуума. Не бывает «невозможного» или «тупика» - это лишь путь, который кто-то другой не пожелал исследовать. Из «опровергнутых» теорий прошлого Сыны Эфира создают чудеса будущего.

Недостатки
Учитывая, насколько сильно различаются их теории, факт того, что сыны Эфира вообще могут общаться между собой, сам по себе является чудом. Их концепция науки в высшей степени индивидуальна уже по определению, даже в большей мере, чем магия других Традиций. У каждого отдельного Эфирита есть свое собственное мнение - практически во всём. В результате, двум Эфиритам бывает очень сложно найти общую почву при обсуждении своей практики, особенно если оба Эфирита придерживаются взаимоисключающих теорий. И оба они, разумеется, правы - это подтверждается тем, что изобретения обоих работают. Поскольку Эфириты с трудом могут достичь внутреннего понимания, почти невозможно представить, чтобы они стали понятны другим Традициям. Три любых Эфирита, обсуждающих магический вопрос, сразу выдадут на-гора пять-семь различных - и в равной степени невероятных - теорий. Эта индивидуализация очень осложняет Эфиритам возможность распространять свои сложные идеи и впечатляющие теории, и в ещё большей мере осложняет приспосабливание этих теорий к другим Традициям.

Теория и Практика
По мнению Сынов Эфира вся магия сводится к Науке. Восприятие определяет вселенную, и поэтому каждый учёный выстраивает собственную модель реальности. Отсюда индивидуум может выдвигать теории о принципах работы реальности в своём понимании, и эти теории позволяют ему творить. Благодаря интуитивному прозрению ученый создаёт изобретения, наделяет их искрой энергии и понимает их на таком уровне, который больше никому не доступен.

Изобретения Эфиритов, разумеется, глубоко индивидуальны. Одни - крайне причудливы, другие более практичны и основаны на «настоящей» науке, вроде фазоэнергетической защитной системы. Творческие склонности каждого отдельного ученого влияют на его стиль. Поэтому некоторые Эфириты пользуются большими, громоздкими творениями, порожденными технологиями 1950-ых или более ранних годов, в то время как другие создают новые ответвления современной технологии и творят чудесные компактные и удобные устройства. Некоторые Эфириты также экспериментируют и с ментальными способностями, физическими феноменами и псевдомистицизмом - особенно те, что относятся к группировке Авантюристов.

Когда Эфирит выводит новую теорию и строит на её основе изобретение, распространённой практикой является уведомление об этом с помощью периодических изданий сообщества. Таким образом, каждый Эфирит сможет изучить теорию, определить её персональную действенность и использовать или видоизменить по своему желанию. Именно таким образом великое множество простых изобретений было распространено среди всех Эфиритов. Там, где для создания повторяющихся эффектов другие Традиции могли бы полагаться на Заклятия, у Эфиритов есть вещицы и формулы, которые были распространены, отточены и проверены временем.

Использование особых материалов зависит от конкретного ученого. Некоторые берут для своей работы преимущественно один уникальный материал - самым распространённым примером является эфир - в то время как другие более прагматичны. Ученые известны тем, что пользуются всем подряд - от тщательно и вручную изготовленных волокон и деталей из плутония, серебра, биоматериалов или ещё более странных веществ, до устройств, построенных на основе устаревшей техники, переделанной для выполнения новых функций. Скажем, роботов, собранных из кухонных комбайнов.

Сфера Специализации: Материя

Распространенные Фокусы: Компьютеры, эфирные защитные очки, инженерные схемы, ручные инструменты, математические конструкции, ментальные дисциплины, научные измерительные приборы, особые сплавы, хронометры

Концепции: астронавт, любитель гаджетов, медик, натурфилософ, специалист в области общественных наук, инженер-теоретик, торговец

Цитата: Истинное чудо наук не в их способности объяснить вселенную, но в их возможности задавать новые вопросы.

Стереотипы

Акашийское Братство: Их монахи обучают полезной дисциплине и ментальным техникам, но должны осознать силу материальных наук.

Небесный Хор: Преклонение перед божественным - это очень хорошо. Но лишь если оно не заслоняет личного развития.

Культ Экстаза: Они отлично подходят, чтобы обмыть новое изобретение!

Толкователи Грез: Совершенно непостижимы.

Эвтанатос: Как можно настолько увлечься смертью, чтобы жить ею?

Орден Гермеса: Повторяемые формулы, но слишком жесткие для истинного вдохновения.

Вербена: Разве черная магия не вымерла в Темные Века?

Адепты Виртуальности: Они слишком полагаются на фантазии, но создают кое-какие полезные игрушки.

Пустые: Не бывает вдохновения без искры духа.

0

10

Толкователи Грез (Dreamspeakers)

Говорящие с духами, друзья животных, братья ветра и сестры Земли - эти маги пересекают границы между нашим физическим миром и царством грез, получая мудрость и навыки у духов, которые обитают на земле, в небе и воде. Толкователей Грез часто называют шаманами, и это имя им подходит. Они - посредники между людьми и Духом, соединяющие два мира, сохраняющие равновесие и поддерживающие связи между обитателями обоих миров, находящимися в присущем им состоянии стазиса или движения. Из всех Традиций, у Толкователей Грез самая сложная роль, и самое четко направленное, имеющее единую основу, влияние.

История
Вначале, во всех странах существовали люди, знавшие путь в земли духов и общавшиеся с тотемами земли, защитниками племени и духами предков. Эти люди делились своей мудростью со своими племенами или семьями, и были магами и лекарями. Однако они не говорили о множестве других путешествующих по Грезе, встреченных в царстве духов, и они обычно не собирались в группы. Когда, чтобы сформировать Традиции, собрался Совет, маги поняли, что этим людям нужно стать частью формирующегося союза, вне зависимости от того, насколько примитивными они казались. Шаманы, откликнувшиеся на зов, стали первыми Толкователями Грез.

Однако у тех Толкователей Грез, что присоединились к Традициям, появились причины пожалеть об этом. Прежде всего, евроцентричные Традиции, руководствующиеся предубеждениями Ордена Гермеса, запихнули все спиритуальные группы в одну корзину. Европейцы не потрудились понять «примитивные и низшие» методы множества гостей и всех их окрестили Толкователями Грез. Со своей стороны Толкователи Грез сочли, что Традиционалисты эгоистичны, алчны и властолюбивы, не озабочены тонкими аспектами спиритуализма и почти так же дурны, как и Орден Разума. Лишь чёткое понимание, что наука уничтожит их культуру, удерживало Толкователей Грез в Совете - но даже этого не было достаточно. К 1700-ым годам Толкователи Грез настолько отдалились от расистских Традиций, что половина делегации ушла, чтобы вернуться к своим родным народам. Этот раскол привёл к гибели многих Толкователей Грез и отчуждению между Традицией и Советом, которое до сих пор не преодолено. В нынешнем веке Толкователи Грез осознали, что могут выжить лишь с помощью Совета, пусть Совет и долго поворачивался к ним спиной. Согласно пророчеству, Совет извлечёт опыт из своих ошибок и в итоге примет Толкователей Грез - но это может произойти слишком поздно, чтобы спасти то, что так важно для Толкователей.

Из всех Традиций, возможно, Толкователи изменились меньше всего. Большинство представителей этого объединения по-прежнему почитают древних духов, старинные обряды и священные места. Они помнят имена богов и лица легенд. Мощная изустная история и живительное ремесло управления снами позволяют Толкователям Грез сохранять великое наследственное знание, и некоторые фракции считают себя реинкарнациями великих шаманов или даже олицетворениями духов во плоти. С помощью барабанов и костров, заклинаний и фетишей, Толкователи неизменно погружаются в ту же древнюю Грезу, что руководила ими целую вечность.

В последнее время роль Толкователей Грез стала куда более сложной. Барьер - завеса, отделяющая физический мир от мира духов - стало куда сложнее пересекать. В городах и местах, где сильно неверие, в мир духов почти невозможно попасть. Даже в священных рощах и пустынях, требуется приложить куда больше усилий, чем раньше, чтобы перейти в грезу. Старейшие Толкователи Грез озабочены этими переменами, и младшие маги видят духовное пламя их совета, когда тот собирается, чтобы обсудить, как лучше справиться с данной проблемой.

Организация
Шаманизм не ограничивается коренными американцами и аборигенами Африки. Во всех народах Земли есть несколько человек, способных общаться с духами местности, и все они делают это по-своему. Но даже при таком раскладе все Толкователи Грез испытывают глубокую любовь к своему дому, называют ли они так всю Землю или только её уголок. Многие маги этой Традиции - активисты охраны окружающей среды, стремящиеся сохранить то, что осталось от дикой природы, или даже отвоевать часть территории, которая уже была окультурена. Их связь с духами обычно проявляется в детстве, иногда в виде воображаемых друзей-животных, или начинает выявляться в пубертатном возрасте. Большинство молодых Толкователей отправляются на поиски того, кто сможет объяснить им, как понимать их видения и поможет осмыслить их новую жизнь.

С тех пор, как первые Толкователи Грез присоединились к Совету, официальное лидерство у них не стало намного более формальным. Традиция всегда была организована в лучшем случае небрежно и передавала бразды правления своим наиболее уважаемым представителям практически по негласному соглашению. Собрания всей Традиции очень редки. До того, как Барьер окреп, эти встречи происходили в мире духов, в присутствии тотемов и духов предков, помогавших своими советами. Однако теперь Толкователи собираются в физическом мире, сообщая друг другу время и место сбора с помощью снов и видений.

Фракции
Толкователи Грез подразделяются на столько различных фракций, сколько существует форм спиритуализма или шаманизма. Среди них:

Хранители Священного Огня (Keepers of the Sacred Fire) - во многих отношениях Толкователи Грез, которые в наибольшей мере олицетворяют Традицию, они остаются среди своих родных народов, чтобы поддерживать жизнь их корней. Они соглашаются, что мир ушел далеко вперёд, но продолжают придерживаться изначальных практик и наследия своей родины.

Отшельники (Solitaries) - это изоляционисты, уходящие в безлюдные уголки земли, чтобы пребывать там, в чистом единении с землей. Они стремятся отделить Грезу от современного мира, способного уничтожить её. Многие из них приводят юных Учеников в пустыни, чтобы обучать их посредством поисков-видений, а затем возвращаются, чтобы вести свои родные общины назад к укладу Грезы.

Радикальное Общество Призрачного Колеса (Ghost Wheel Society) пытается доказать, что современный мир это лишь плод естественного развития мира, и что Толкователи Грез должны принять пользу механизмов. Эти немногочисленные смельчаки изучают технологию и лежащие в ее основе символы в поисках духов. Техно-шаманы Призрачного Колеса принимают технологию и её плоды, но связывают её с собственным восприятием духовности. Естественно, что большая часть остальной Традиции относится к ним (в лучшем случае) с подозрением.

Убеждённые активисты и воины присоединяются к Обществу Красного Копья (Red Spear Society), в которое входят Толкователи, покинувшие Совет Традиций, но испытывают желание поддерживать контакты с остальными своими соратниками. Эти экстремисты объявляют войну тем, кого считают своими угнетателями, и набрасываются на любого, кто может уничтожить их жизненный уклад. Они направляют свою энергию в первую очередь против Технократии, но нападают и на Традиционалистов или даже Спящих, если на это провоцирует их эгоистичное и бесчувственное поведение.

И, наконец, странствующие сказители Барути (Baruti) поддерживают жизнь старинных мифов и легенд. До того, как наука разъяснила устройство мира, сказания повествовали о сотворении мира, трикстерах, открытиях, любви и неудачах. Барути хранят эти истории и запоминают новые предания современных Толкователей Грез. Поддерживая жизнь преданий и древнего знания, Барути хранят множество тайн, а также обладают особым видением нечёткого мира, существовавшего до появления науки. Разумеется, говорят они, даже если рассказ не может быть правдой, он описывает то, как всё происходило.

Философия
В мире значительно больше вещей, чем к которым можно прикоснуться. За гранью видимого находятся существа, которые были с нами в течение тысячелетий, и они переплетены с работой и здоровьем мира. Толкователи Грез осознают этот факт и почитают духов. Они - хранители дверей между двумя планами, выступающие в качестве связников и проводников. Если любая из сторон Барьера придёт в упадок, пострадают обе, поэтому Толкователи Грез поддерживают их в равновесии. Равновесие иногда требует от мага действий, которые могут показаться иррациональными или банальными, а в некоторых случаях маг должен провести жертвоприношение, чтобы удержать миры в гармонии. Слишком многие люди забыли о существовании духов земли, и Толкователи Грез должны всегда помнить за себя и за всех остальных.

Недостатки
Шаманство это одинокая профессия уже по определению. Не бывает групповых туров в мир духов. Толкователи Грез страдают от этой нехватки сплочённости. Поскольку истинная групповая идентификация отсутствует, нет и никаких групповых целей или единого движения к определённому пункту назначения. Потенциальная сила Традиции рассеяна по множеству мелких сосудов вместо того, чтобы слиться в большом, более эффективном потоке. С другой стороны, все Толкователи Грез на своём уровне трудятся, чтобы противодействовать Барьеру - бедой, довлеющей над этой Традицией. Когда доступ к миру духов стал так ограничен, маги-шаманы утратили немалую часть своей магической силы. Неспособность Толкователей Грез даже понимать друг друга, не смотря на то, что они слились в единую Традицию, дополняет эту потерю. Они все чтят и трудятся на благо равновесия мира, но их подходы настолько различны и интуитивны, что они не способны эффективно работать вместе.

Теория и Практика
В своём сердце все Толкователи Грез слышат голос мира - его незримый пульс, волнение духов, ритм природы и дремлющую силу великой Земли. Некоторые общаются с тотемами, некоторые - с капризными духами природы. Некоторые связаны с современным духом человека, символами и граням, к которым обращаются технологии. Однако в любом случае магия исходит от Грезы, как бы её ни называли. Толкователи Грез вызывают образы и архетипы, бессознательно известные всему человечеству.

Примитивные - это не то слово, которым сейчас или когда-либо можно было точно назвать этих магов. Они могут пользоваться методами, которые применялись дотехнологическими цивилизациями для связи с существами, которых другие люди видеть не могут, но их понимание реальности и современного мира является потрясающе глубоким. Чтобы понять, что происходит с царствами грез и интерпретировать послания духов, Толкователи Грез должны быть близко знакомы с устройством физического мира. Кроме того, не будет никакого толку, если шаман из Аляски получит послание для Спящего из Венесуэлы и не сможет набрать телефонный номер или отправить электронное письмо, чтобы передать сообщение.

Стоя одной ногой в этом мире, а другой - по ту сторону Барьера, Толкователи Грез обладают уникальным пониманием последствий своих поступков. Они не только видят, что происходит с людьми или обществом, они видят волны, расходящиеся от мира духов, что почти всегда длится намного дольше. Это двойственное восприятие наделяет Традицию глубоким чувством долга - долга перед Спящими, Пробуждёнными и духами, с которыми они имеют дело. Раз уж в руках находятся судьбы двух миров, Толкователи Грез понимают, что должны выбирать осторожно и мудро, когда принимают решения.

Сфера Специализации: Дух

Распространённые Фокусы: барабанный бой, заклинания, огонь, мандалы, рисунки на песке, кости, амулеты, травы

Концепции: дрессировщик животных, бывшая городская девчонка, проводник, толкователь сновидений, эколог, натуралист, шаман, техно-фетишист, странник

Цитата: У меня есть для тебя послание. Это послание не для твоих ушей — слушать должно твоё сердце, и твой дух поймёт, что послание истинно. Хочешь ли ты его услышать?

Стереотипы

Акашийское Братство: Они начинают с тела там, где нужно начать с духа.

Небесный Хор: Верно, что все духи являются Единым - но вовсе не обязательно их восприятием Единого.

Культ Экстаза: Мудрость проистекает из предназначения. Они должны найти причину, чтобы рвать свои оковы, или опыт окажется бессмысленным.

Эвтанатос: Их руку направляют тёмные духи, но они несут свою тяжкую ношу, не жалуясь.

Орден Гермеса: Их мнимое Искусство может управлять духами, но не может управлять душой.

Сыны Эфира: Машины не грезят.

Вербена: Они наши братья и сёстры, пусть и позволяют плоти управлять духом.

Адепты Виртуальности: Они видят Мечту, но стремятся подогнать её под своё представление.

Пустые: Под их печалью нет основы нашего тяжкого прошлого. Им надо усвоить, что другие могут быть в куда худшем положении, чем они, а затем научиться принимать внешний мир.

0

11

Эвтанатос (Eutanatos)

Трудно принять тот факт, что однажды твоё сознание, в том смысле, в каком его понимает каждый человек, прекратит свое существование. Смерть для большинства людей - пугающая неизвестность, которую нужно избегать любой ценой. Мало удивительного, что люди, заглядывая в глаза Эвтанатос, внезапно вздрагивают от холода. Эвтанатос известна смерть, и им известно, что она должна наступить и наступит. Иногда эти маги приносят смерть с собой. Однако куда чаще они приносят возможность для возрождения, для начала нового творения среди остатков прошлого.

История
Корни Прото-Эвтанатос объявились в ранних городах и окрестностях того, что позже стало называться Индией. Жрецы-философы ранних времён отслеживали циклы реинкарнации и вели людей сквозь множество их жизней в поворотах вечного Колеса. Эти древние маги ощущали великий цикл жизни и смерти, и они вели всю цивилизацию сквозь её подъем, падение и возрождение в новых формах. В итоге, их философия отразилась в индуистской религии и тому подобных верованиях этого региона. Зачатки Эвтанатос, рассеянные по множеству городов, придерживались схожих методов и убеждений, но в рамках небольших, изолированных групп целителей, священников и мудрецов.

В течение всей своей истории Традиция Эвтанатос обвинялась в хладнокровных убийствах, убийствах ради наслаждения убийством, и убийствах ради достижения своих целей и упрочения основ своей власти. Один из величайших конфликтов в истории Эвтанатос - 300-летняя война против Акашийского Братства. Оба объединения, по сути, сражались за одно и то же - сохранение жизни и реинкарнации - но Акашийцы не могли одобрить методов Эвтанатос. Колесо должно вращаться. И Эвтанатос убеждены, что иногда мудрее прекратить бесплодный цикл страданий и отправить душу на новое перерождение, чем позволить её застойной энергии тормозить и оттягивать смену эпох. Из этого прагматизма произросла необходимость судить и отбраковывать живых во времена голода и мора, но Акашийское Братство не было согласно с подобными методами. Гималайские Войны между двумя объединениями привели к ужасающим сериям убийств - не просто отдельных магов, но целых переродившихся ветвей потомков. В итоге выжившие секты объединились, поскольку противоборствующий фронт Акашийцев заставил их связаться друг с другом, и небольшие группы, наконец, собрались под единым знаменем Чакраварти.

Появление буддизма изменило Чакраварти, наделив их новым осознанием сострадания и новым пониманием страданий. Если раньше различные их группы выступали в качестве устрашающих магов, способных исцелять или уничтожать, то теперь они научились понимать истинный страх своей паствы. Здесь Чакраварти и породили начала собственного морального кодекса. Впоследствии, в ходе формирования Традиций, этот кодекс послужил основой для создания Эвтанатос в целом. Греки, кельты, индийцы и остальные, служившие Великому Циклу и верившие в необходимость иметь сильную душу, чтобы облегчить страдания других, собрались вместе. Традиция Эвтанатос переродилась в то, что другие Традиции могут назвать «совестливыми убийцами».

Истина заключается в том, что Эвтанатос должны убивать, но не убивают ради удовольствия или власти. Традиция основана на танатических - сосредоточенных на смерти - сектах Индии, Греции и арабских народов. В Индии, с её частыми эпидемиями чумы и низким уровнем жизни даже в наши дни, смерть нередко была лучшим и милосерднейшим выбором для больных, страдающих людей. В Греции и на Среднем Востоке смерть позволяла ученым и врачам расширять свои познания и помогать тем людям, которые ещё были живы. Даже сегодня Эвтанатос погружаются в древние воспоминания и перерождения души, чтобы обрести просветление. Они спускаются в Загробный Мир, чтобы познать смерть, и они придерживаются сурового кодекса. Для Эвтанатос их долг священен и необходим, но он настолько тяжел и ужасен, что лишь те, кто обладает самой сильной волей, способны его выполнять. Они берут на себя не столько право, сколько бремя - ответственность за боль, за освобождение и обновление.

Организация
Эта Традиция весьма неплохо организована, пусть иногда и довольно нечетко. В ней существует устоявшаяся система ученичества, мастерства и лидерства. По всему миру основаны Марабуты (дома Часовен), а мировой центр Традиции на Земле расположен в Калькутте. Парамагуру (лидеры) часто выступают в качестве Акариев (менторов) для новых членов Традиции, находя их с помощью знамения судьбы, когда Ученики застывают на пике постижения. С этого момента обучение может проводиться в самых разных формах. Некоторые группы Эвтанатос знамениты своей суровой дисциплиной, в то время как другие исповедуют весьма спокойное и вольное отношение. В любом случае Акария становится официально ответственным за Ученика с того момента, как завершается его пребывание в агаме, и до тех пор, пока Ученик не будет признан полноценным магом. Внутри самой Традиции реально существуют лишь три ранга - послушник, член и лидер. Признание происходит на основании мудрости и магических умений, и лидер продержится лишь до тех пор, пока последователи будут его поддерживать.

Эвтанатос верят, что маг должен соприкоснуться со смертью, чтобы по-настоящему понять ее. Все Эвтанатос должны пройти агаму, или малую смерть, когда проходят посвящение в Традицию. Агама - это короткое путешествие в Загробный Мир под присмотром ментора, который выступает в качестве проводника. Часто Ученик бывает привлечен в Традицию, поскольку его Пробуждение было связано с переживанием состояния, близкого к смерти, или смертью дорогого ему человека. Поэтому Учениками обычно становятся люди, знакомые с гибелью и жертвенностью в той или иной форме.

Фракции
Секты Эвтанатос почти так же изменчивы, как у Толкователей Грез или Культа Экстаза (и с ними обеими Эвтанатос тесно связаны). Надо сказать, у Эвтанатос имеется множество сект и верований, а отношение к философским различиям внутри собственного сообщества – весьма терпимое.

Тантризм и индуистская культура формируют основу воинственных Нататапас (Natatapas), ограничивающихся центром Индии и хранящих древнейшие обряды Эвтанатос. Чтобы присоединиться к этой консервативной секте, все Ученики Нататапас официально проходят через агаму, а также осваивают исторический индуизм и буддизм. Естественно, что их специфический взгляд на мир делает их подозрительными к другим Традициям, но Нататапас являются рациональным, пусть и консервативным объединением.

Сложные африканские обряды породили Мадзимбабве (Madzimbabwe). Эти Эвтанатос изучают собственные культурные связи, касающиеся спиритуализма и целительства. Они владеют методиками призыва призраков, умиротворения и сострадания, происходящих из древних городов Африки, в которых существовала цивилизация еще до вторжения европейцев. Пусть они и отличаются от остальных Эвтанатос в плане религии, Мадзимбабве остаются членами Традиции благодаря своей общей с ней сострадательности и стремлению помогать другим.

Греческое наследие проявляется в Общине Гранатового Цветка (Pomegranate Deme), изучающей тайны Персефоны и греческого Загробного Мира. Эти маги, буквальные поклонники греческих мифов, теперь немногочисленны и разрозненны, а их религия угасает. Через несколько поколений они, возможно, станут лишь воспоминанием, поскольку новые Ученики присоединяются к менее религиозно ориентированным сектам.

Последняя из древних фракций - Айдед (Aided), происходящая от кельтских магов смерти. Их орден был практически уничтожен христианами во время Темных и Средних Веков, но объединение с другими Эвтанатос позволило им сохранить часть своих членов и идеалов. Сегодня они исповедуют кровавые кельтские ритуалы и жертвоприношения, необходимые для правильного отбраковывания стада, будь то люди или животные. Как и прочие культурные фракции, Айдед принимают членов, не имеющих прямых связей с их истоками, если эти Ученики наделены некими стилистическими или приобретёнными элементами, связывающими их с методами фракции.

Лакшмистов (Lhakshmists) занимают современные шансы и вероятности. Эти последователи удачи полагаются на полную произвольность практически во всём - в магии, жизни, важных решениях, чём угодно. Однако они с готовностью устремляются в ловушки современных технологий, чувствуя родство с теорией вероятности и квантовыми колебаниями. Эти Эвтанатос ближе всего к Цифровой Сети, и они наблюдают за растущими сетями хаоса, распространяемыми бессистемным расширением Интернета.

Элитарный Золотой Потир (Golden Chalice) занимается политическими убийствами, преследуя и уничтожая опасных личностей, занимающих руководящие и влиятельные позиции. Их корни лежат в Византийской Империи, и они вобрали в себя элементы различных культур той эпохи. Однако в нынешний век они более чем склонны пользоваться высокотехнологичными инструментами для борьбы с высокотехнологичными врагами, поэтому объединяют различные яды и приборы со своей более традиционной магией. В секту вступают лишь по приглашениям. В последнее время Золотой Потир оказалась под пристальным наблюдением - если в члены секты принимают только приглашённых, то что же она скрывает? И что ещё важнее, как она смогла позволить существовать таким чудовищам, как Пол Пот, но, при этом, выступать против менее значительных государственных фигур?

Одна из популярнейших сект Эвтанатос — Витязи Радаманта (Knights of Radamanthys). Эти воины поступают на службу к другим Традициям в качестве наёмников, предлагая своё мастерство управления энтропией и устрашающие боевые навыки, но лишь ради целей, которые считают справедливыми. Таким образом, они помогают Совету в целом, работают по делам Эвтанатос и материально обеспечивают Традицию. Эта здравомыслящая и дальновидная фракция изучает современные боевые приемы, этику и множество разведывательных навыков. Однако в своей среде Эвтанатос считают её всего лишь тренировочной площадкой, благодаря которой ветераны могут подняться до истинно философских уровней познания, вместо того, чтобы быть просто «наёмными стрелками».

Альбирео (Albireo) может считаться самым важным объединением внутри Традиции, по крайней мере, с точки зрения Эвтанатос. Пусть сюда и может вступить любой Эвтанатос, полноценное членство доступно лишь после испытательного срока. Эти дипломаты являются представителями Эвтанатос перед остальными Традициями, разъясняют танатический кодекс, трудятся во благо поддержания идеалов Традиции и выискивают признаки разложения среди самих Эвтанатос. Разумеется, благодаря привилегированному положению послов к другим Традициям, они могут неплохо высматривать и разложение в их рядах.

Философия
Смерть — это не конец. Смерть — это итог. Мало хорошего в существовании, которое не служит никакой цели, и ещё меньше хорошего в существовании, которое приносит страдания и проблемы всем, кто с ним соприкасается. Лучше оборвать эту нить, и пусть другая займёт её место, чем позволять ей занимать место. Подобно тому, как цветы вырастают из почвы выгоревшего леса, эти нити будут возвращены в Кружево. Кружево свивается в большую картину, но страдания и скорбь эту картину портят. Каждый человек должен нести свою ношу, превозмогать её и принимать ответственность встречи с неизбежностью. Эта ответственность становится краеугольным камнем для поддержки устоев мира, для желания помогать и укрывать других - и выполнять обязанности по освобождению тех, кто приносит или ведает одни лишь страдания.

Недостатки
Есть ещё одна причина, по которой эти маги так внимательно относятся к эмоциям - Джор (Jhor). Все маги своими действиями создают Резонанс, но эта Традиция собирает больше Резонанса этого типа, поскольку её маги имеют дело с энергиями Энтропии. Джор - физическое отражение магии, связанной с распадом. У магов Эвтанатос часто бывают запавшие глаза и щёки, или бледная кожа. Когда они используют Энтропию, даже для предсказания того, как выпадут кости, это отдаётся во всём их теле. Накопление Джора не всегда связано с намерениями мага при использовании магии, но Эвтанатос, которые слишком похожи на трупы, производят неприятное впечатление. Энтропия - не та сила, которую стоит использовать необдуманно или слишком часто. Кроме того, Джор может накапливаться и вызывать Безмолвие, приводя Эвтанатос к болезненным склонностям и одержимости смертью. Хотя от этой напасти может страдать любой маг, Эвтанатос печально знамениты своей уязвимостью перед нею. Маги Эвтанатос наблюдают друг за другом, высматривая признаки накопления чрезмерного количества Джора. Маг, впавший в Безмолвие Джора, становится бесчувственной машиной убийства, и его необходимо остановить. Большинство Эвтанатос остро осознают, что они находятся лишь в паре шагов от того, чтобы быть убитыми собственными товарищами.

Теория и Практика
У Эвтанатос есть целый спектр подходов к применению их магии. Большинство из них пользуется каким-нибудь инструментом для анализа баланса жизни или ситуации, определяющим возможный исход выбранного курса действий. Этим инструментом может быть подбрасывание монетки - если орел, то личность можно изменить, если решка - ей приходит конец. Или это пара очков, сквозь которые смотрит маг, дабы увидеть, что в себе содержит душа. Так много зависит от того, что Спящие называют случайной вероятностью, и Эвтанатос пользуются этим к своей выгоде. Однако просто сбросить Эффект со счетов, выяснив шансы его осуществления - это неуклюже и грубо. Мудрый Эвтанатос запускает серию совершенно правдоподобных событий, которые приводят к желаемому результату (мужчина в баре выпивает на один стакан больше необходимого, решает не ехать домой на своей машине и вызывает такси - и Эвтанатос эффективно организовал для себя возможность поездки в любое место, куда пожелает). Не вся магия Эвтанатос связана с убийством, напротив - ситуацию можно изменить к лучшему, не пролив ни капли крови.

Эвтанатос должны видеть выгоды дарования кому-нибудь Славной Смерти, но не могут игнорировать и порождаемое ею страдание. Исцеления можно добиться, отделив больную плоть от здоровой, дав человеку почувствовать боль от ножа, а потом породив новую, чистую ткань, которая заменит отрезанную. Лишь осуществив каждую фазу цикла исцеления - в том числе и боль - Эвтанатос могут произвести положительные изменения.

Стремление Эвтанатос способствовать вращению Колеса относится не только к отдельным душам. Сам мир постоянно меняется и движется и тоже заболевает. Маги Эвтанатос находят такие больные области социума и, обращаясь к отдельным частям проблемы, пытаются покончить с ними. Однако это становится всё труднее и труднее, поскольку мир всё больше вырождается. Слишком много людей связано со слишком многими проблемами, и всем им невозможно даровать Славную Смерть. Всё чаще и чаще Эвтанатос вынуждены тонко корректировать людей и ситуации вместо того, чтобы просто завершить цикл и позволить Колесу поддерживать собственное вращение.

Как и Толкователи Грез, Эвтанатос наделены мощным осознанием долга. Однако вместо того, чтобы видеть последствия действий в мире духов, Эвтанатос близко знакомы с тем, как их дела проявляются среди людей. Всякий раз, когда маг смерти забирает жизнь, он должен быть уверен, что поступает правильно. Выбор является окончательным, и уцелевшие люди должны будут прожить остаток своей жизни с ощущением потери - это не та вещь, которая даётся магу легко. Поэтому Эвтанатос должен обладать навыком осознания последствий, чтобы оценивать их в сравнении с выгодами от Славной Смерти, и принимать верное решение.

Как бы маг ни воспринимал Традицию, он должен понимать, что Колесо вращается. Он должен осознать, что пусть он и способен контролировать некоторые циклы в ходе недолгого времени, он не будет уже ничем управлять в конце. Азартные игры являются распространенной иллюстрацией для молодых Эвтанатос - маги занимаются тем, что предсказывают, как упадут кости или где остановится шарик, и неизбежно делают неверный выбор. Эвтанатос должны принять неотвратимость собственной смерти - должны понять страх своих жертв - прежде чем даровать кому-нибудь Славную Смерть.

Сфера Специализации: Энтропия

Распространённые Фокусы: оружие, игральные кости, весы, пепел, мантры, математика

Концепции: наемный убийца, игрок, медик, офицер полиции, священник, социальный работник, хирург

Цитата: Новая жизнь, новые возможности - это прекрасно и чудесно. Но если старое не исчезнет, то не будет ничего нового. Не бывает жизни без смерти. Вот величайшая из тайн - тайна перемен.

Стереотипы

Акашийское Братство: В своем неистовстве они многим причинили боль. Эти раны всё ещё болят.

Небесный Хор: Их восприятие узко - они пытаются ограничить других своей религией, но отказываются принять ответственность за себя.

Культ Экстаза: Если бы они заглянули достаточно глубоко, то поняли бы, что радость так же преходяща, как и печаль. Сострадание происходит от избавления других от этой печали, а не от услаждения самих себя.

Толкователи Грез: Будучи неспособными перешагнуть через собственную историю, они находятся в плену у собственных Грез.

Орден Гермеса: Гордыня привела их к падению. Однако, будучи подрезанным, дерево вырастает, чтобы стать еще величественнее.

Сыны Эфира: Мы уничтожаем то, чему больше нет места. Они – дают жизнь останкам.

Вербена: Мы видим один и тот же цикл жизни и смерти, но они ставят долг пред этим циклом выше долга пред людьми.

Адепты Виртуальности: Даже мысли знакомо обветшание. Ничто, созданное людьми, не может обогнать людские страдания.

Пустые: Их упрощённое стремление ко всему мертвенному - всего лишь ещё одно бегство от истинного принятия смерти.

0


Вы здесь » WoD: New Orleans » Маги » Традиции